145 лет со дня рождения советского дипломата Г.В. Чичерина

24.11.2017

Чичерин Георгий Васильевич, отец которого 18 лет работал в Главном архиве МИД России и представительствах в ряде стран, в автобиографических заметках писал, что "рос среди всевозможных воспоминаний из дипломатического мира, дышал этим воздухом". С раннего детства Г.В. Чичерин много читал, говорил на нескольких иностранных языках. Окончив Петербургский университет, с 1898 г. молодой человек начал работать в Государственном и Петербургском главных архивах МИД, но выдержал только шесть лет такой службы. Оставив ее в 1904 г. Г.В. Чичерин отправился в Германию, где познакомился с социал-демократами, затем жил в Париже, сотрудничая с газетами социал-демократического направления.

С началом Первой мировой войны он оказался в Лондоне. В результате работы своей работы в социалистических и профсоюзных печатных изданиях по проблемам английского рабочего движения и благодаря выступлениям против войны, Г.В. Чичерин попал в Брикстонскую тюрьму за "антибританскую деятельность". Уже в первые дни после Октябрьской революции назначение Г.В. Чичерина Наркомом иностранных дел было фактически предопределено. Л.Д. Троцкий, временно взявший на себя обязанности наркома иностранных дел вспоминал: "Наша дипломатическая деятельность происходила в Смольном без всякого аппарата Наркоминдела. Только когда приехал Чичерин и был назначен в состав Наркоминдела, началась работа в самом здании, подбор новых сотрудников…". Советскому правительству пришлось оказать определенное давление на Великобританию для освобождения из тюрьмы Г.В.Чичерина, который вернулся в Советскую Россию в начале 1918 г. и вскоре стал Наркомом.

Уже после октября 1918 г., согласно Декрету СНК РСФСР об организации консульств, была создана широкая сеть представительств, установлены дипломатические отношения с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией, Турцией и др. Внешнеполитическое положение Советской России после Первой мировой войны и Октябрьской революции было сложным. Достаточно сказать, что из Москвы выехали дипломатические и консульские представители иностранных государств, а дипломаты новой России высланы из столиц ряда европейских государств. Г.В. Чичерин писал: "В общем и целом у меня была общая политическая работа…". Эта общая политическая работа Г.В. Чичерина включала в себя ведение мирных переговоров, встречи с политическими деятелями различных стран, заключение с ними равноправных договоров. Участие советской делегации во главе с Г.В. Чичериным в Международной конференции в Генуе, подписание Рапалльского договора с Германией были буквально прорывом дипломатической и экономической блокады нашей страны.

Г.В. Чичерин обладал феноменальной памятью, энциклопедическими знаниями, способностью к иностранным языкам, он считал, что "все дороги открыты тому, кто знает главные иностранные языки". Г.В. Чичерин свободно читал и писал на основных европейских языках, знал латынь, хинди, арабский и древнееврейский языки. О своем характере Георгий Васильевич отзывался так: "Избыток восприимчивости, гибкость, страсть к всеобъемлющему знанию, никогда не знать отдыха, постоянно быть в беспокойстве". Он действительно не знал отдыха, работая по 20 часов в сутки. Не имея семьи нарком жил в здании Наркомата. В своей книге советник германского посольства Г. Хильгер, много раз встречавшийся с Г.В. Чичериным, писал о нем так: "Этот маленький человечек умел представлять интересы своей страны на международных конференциях с таким большим достоинством, такой замечательной эрудицией, блестящим красноречием и внутренней убежденностью, что даже его противники не могли не относиться к нему с уважением".

Г.В. Чичерин был Наркомом иностранных дел в 1918–1930 гг. С конца 1920-х гг. обстановка в Наркомате иностранных дел осложнилась, в 1928 г. Нарком уехал лечиться за границу, полагая, что не вернется в Наркомат. Вот фрагмент его "завещания" будущему наркому (которым, он полагал, будет В.В. Куйбышев): "С 1929 г. были открыты все шлюзы для всякой демагогии и всякого хулиганства. Теперь работать не нужно, нужно "бороться… против правого уклона", то есть море склоки, подсиживаний, доносов. Это ужасное ухудшение госаппарата особенно чувствительно у нас, где дела не ждут… Нельзя отсрочить международные дела. Демагогия в наших "общественных организациях" стала совсем нетерпимой. Осуществилась диктатура языкочешущих над работающими". При Г.В. Чичерине советская дипломатия отличалась прагматизмом, приоритетом были национальные интересы страны, а самому наркому были присущи исключительная преданность делу, самоотверженность, колоссальная работоспособность.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент воспоминаний И.М. Майского, работавшего заведующим отделом печати Наркоминдел о совместной работе с Г.В. Чичериным.

Фрагмент воспоминаний И.М. Майского о совместной работе с Г.В. Чичериным.
Запись 1968 г.
Арх. № ф. 3, оп. 4 "м", ед. уч. 334 (1).

Время звучания: 
12 мин. 39 сек.