145 лет со дня рождения великого русского певца Ф.И. Шаляпина

13.02.2018

В истории мирового вокально-сценического искусства нет другого имени, которое по своему обаянию и популярности могло бы сравниться с именем Фёдора Ивановича Шаляпина. О нем написано и сказано много и нам остается лишь привести здесь некоторые фрагменты из книг и мемуаров о Ф.И. Шаляпине.

В.В. Стасов: "Шаляпин сохранил свою собственную натуру и физиономию, все то, что принес в свет с рождением; но по собственному, непреодолимому, невольному влечению он избрал себе в руководители и образцы тех русских художников, которые с наибольшею силою и самостоятельностью были наполнены идеей народности. (…) И он, при высокой, глубокой талантливости и великой душевной силе достиг такого совершенства и такой высоты, которой не достигал до сих пор ни один русский оперный певец".

Л. Андреев: "…Это изумительное разнообразие лиц заключено в одном лице; все это дивное богатство умов, сердец и чувств – в одном уме и сердце вятского крестьянина Фёдора Ивановича Шаляпина, а ныне, милостью его колоссального таланта, европейской знаменитости F.Shalapin'a. (…) Какой силой художественного проникновения и творчества должен быть одарен человек, чтобы осилить и пространство, и время, и среду, проникнуть в самые сокровенные глубины души…"

Э. Старк (из книги "Шаляпин", изд. 1915 г.): "…Вся… техника голоса нужна Шаляпину во имя одной, вполне определенной цели: чтобы достичь с ее помощью бесконечного разнообразия самых тонких оттенков драматической выразительности. (…) На фундаменте высочайшей техники чисто вокального искусства он воздвиг сложное здание другого искусства, несравненно более трудного: вокально-драматического. (…) Его искусство – вечное стремление вперед, неутомимая погоня за новыми красками, новыми, более сильными средствами впечатления."

А.Т. Гречанинов: "Да, такой высоты полета творческой фантазии, такой глубины переживаний при изображении любого из его образов никто до него не достигал. Нужно ли говорить про техническую законченность, которую не потом труда он добыл, а которая дана была ему от бога? И в области пения, и в области драмы он имел в виду слияние этих двух искусств в опере, артиста в масштабе Шаляпина нет и не было".

К.С. Станиславский: "Вы должны научиться "жрать" знания. Я в таких случаях вспоминаю Шаляпина. Как-то на вечеринке я сидел с Мамонтовым, и мы издали наблюдали молодого Шаляпина, находившегося в кругу больших мастеров; там были Репин, Серов и др. Он слушал их с жадностью, стараясь не проронить ни единого слова. Мамонтов толкнул меня и сказал: "Смотри, Костя, как он жрет знания". Вот и вы должны так же "жрать" знания."

В.И. Немирович-Данченко: "Про Шаляпина кто-то сказал: когда бог создавал его, то был в особенно хорошем настроении, создавая на радость всем"

Б. Асафьев: "Шаляпин пел истинно камерную музыку, бывало, так сосредоточенно, так "вглубь", что, казалось, он с театром ничего общего не имеет и никогда не прибегает к требуемому сценой акценту на аксессуарах и видимости выражения. Совершенное спокойствие и сдержанность овладевали им."

Тотти Даль Монте, певица: "О, это был гениальный артист, непревзойденный по дарованию художник оперной сцены! Во всех своих ролях он был неповторим, оригинален и грандиозен! Да, именно грандиозен!"

Федр Иванович Шаляпин, несомненно, был артистом-новатором. Его открытия реалистических законов сценического искусства повлияли и на русскую драматическую сцену. К.С. Станиславский многое почерпнул у Ф.И. Шаляпина для своей системы реалистического творчества актера. Ф.И. Шаляпин всегда был верен реалистической традиции, предостерегая своих близких "держаться возможно дальше от всевозможных футуристов, кубистов и т.п. якобы сочинителей новой школы в безграничном искусстве. До сих пор, как я ни присматривался к ним, они кажутся мне просто шарлатанами, обладающими весьма сомнительными идеями и чрезвычайно незначительными талантами…" Ф.И. Шаляпин в своих воспоминаниях пишет: "Я не могу представить себе беспорочного зачатия новых форм искусства…, лично я не представляю себе, что в поэзии, например, может всецело одряхлеть традиция Пушкина, в живописи – традиция Итальянского Ренессанса и Рембрандта, в музыке – традиция Баха, Моцарта и Бетховена… И уж никак не могу вообразить и признать возможным, чтоб в театральном искусстве могла когда-нибудь одряхлеть та бессмертная традиция, которая в фокусе сцены ставит живую личность актера, душу человека и богоподобное слово".

Сейчас у вас есть возможность послушать в исполнении Ф.И. Шаляпина романс А.Г. Рубинштейна из цикла "Персидские песни" (оп. 34) "Клубится волною" (стихи М.-Ш. Вазеха / П.И. Чайковского, запись 1931 г.)

Арх. № ф. 4, ед. уч. 41746 (8).

Время звучания: 
4 мин. 39 сек.

и "Сугубую ектению" из "Демественной литургии" А.Т. Гречанинова, оп. 79 (запись 1932 г.). "Демественная литургия" – произведение самобытное, занимающее особое место в истории русской музыки. А.Т. Гречанинов взял за основу православную литургию. Традиция православной духовной музыки допускает только пение а капелла. Композитор вводит в музыкальное сопровождение орган, арфу, челесту и струнный оркестр. "Демественная литургия" – единственный пример православной литургической музыки, исполненный хором с оркестром. Произведение было написано во время боев 1917 г. в Москве на Пресне, т.е. буквально среди баррикад под свист пуль и снарядов. "Литургия" – музыка о судьбе Родины и отдельного человека, исполнялась долгое время только за рубежом. В 1926 г. в Париже в Соборе Парижской Богоматери "Демественная литургия" была исполнена Ф.И. Шаляпиным и хором под управлением А.Т. Гречанинова, и это исполнение вызвало восторженную реакцию публики. Позднее "Литургия" исполнялась в Нью-Йорке, была записана на грампластинку. Итак, поет Ф.И. Шаляпин.

Арх. № ф. 4, ед. уч. 41746 (7).

Время звучания: 
3 мин. 50 сек.