Долгий путь к северному полюсу

Третья часть интернет-проекта Российского государственного архива фонодокументов «Русская Арктика. Живые голоса истории» посвящена покорению и изучению Северного полюса.
 

Проект имеет целью ознакомить общественность и специалистов с хроникальными фонодокументами и аудиозаписями воспоминаний участников событий. По этой теме была осуществлена работа для выявления имеющихся в фондах РГАФД фонодокументов. В результате работы для проекта отобрана 41 звукозапись.

В интернет-проект включены выступления и воспоминания председателя Президиума ВС СССР А.И. Микояна, Министра морского флота СССР Т.Б. Гуженко, прославленных лётчиков и мореходов, академиков Е.К. Фёдорова, П. П. Ширшова, полярных исследователей, писателей и актёров, а также других полярников.

Фонодокументы в интернет-проекте снабжены архивными номерами и аннотациями, краткими историческими и биографическими справками об авторах выступлений и воспоминаний, проиллюстрированы фотографиями.

Представленные в интернет-проект фонодокументы РГАФД имеют научный и исторический интерес для широкого круга исследователей.

 


 

Кто был первым на полюсе

 

Северный полюс - это точка, в которой воображаемая ось вращения Земли пересекает её поверхность в Северном полушарии нашей планеты. Расположена в центральной части Северного Ледовитого океана. Считается, что любая другая точка поверхности Земли всегда находится в южном направлении по отношению к Северному полюсу.
 

Лавры первооткрывателей Северного полюса не давали покоя многим покорителям Арктики, начиная с XIX столетия. Большую часть полярников на этом пути ждали неудачи и гибель.

В 1912 - 1914 годах была совершена первая русская экспедиция под руководством старшего лейтенанта гидрографа Георгия Яковлевича Седова. Полярники два года зимовали на судне «Святой мученик Фока».
 

2 февраля 1914 года Седов вместе с матросами Григорием Линником и Александром Пустошным вышли на лед на собачьих упряжках в сторону Северного полюса, но прошли только более 100 километров. 20 февраля Седов скончался от цинги. Товарищи похоронили Георгия Яковлевича на острове Рудольфа и отправились в обратный путь. На могиле Седова остался его преданный пес Фрам.
 

Первая экспедиция, с неопровержимыми данными пролетевшая на дирижабле «Норвегия» над Северным полюсом 12 мая 1926 года, была организована Руалем Амундсеном.

24 мая 1928 года итальянский инженер Умберто Нобиле на дирижабле «Италия» тоже достиг полюса.

 

А 5 мая 1937 года экипаж самолета КР-6 (АНТ-7) под командованием Павла Головина, в составе: Н. Л. Кекушева, штурмана А. С. Волкова, бортмеханика В. Д. Терентьева, вылетев с базы экспедиции «Северный полюс-1» на острове Рудольфа, в 16 часов 32 минуты совершил разворот над точкой полюса.

6 июня 1937 года официально была учреждена первая в мире станция «СП-1», с высадкой четвёрки папанинцев с самолётов на льдину примерно в 30 километрах от Северного полюса.

 

18 июня 1937 года экипаж под командованием Валерия Чкалова совершил на самолете АНТ-25 первый беспосадочный перелет через Северный полюс из Москвы в Ванкувер (Канада).

Спустя месяц экипаж Михаила Громова также на самолете АНТ-25 перелетел через полюс из Москвы до калифорнийского Сан-Джасинто. Но нога человека по-прежнему всё ещё не ступила на Северный полюс.

 

А вот непосредственно на полюс, в точку 90°00’00" северной широты, была осуществлена высадка другой советской «прыгающей» экспедицией «Север-2» в составе: Павла Гордиенко, Павла Сенько, Михаила Сомова и Михаила Острекина лишь 23 апреля 1948 года.

Они впервые в истории не только ступили на полюсный лёд, но и измерили глубину океана в точке Северного полюса, которая составила 4039 метров.

А 9 мая 1949 года участники советской высокоширотной воздушной экспедиции «Север-4» - врач Виталий Волович и мастер спорта Андрей Медведев совершили первый в истории прыжок с парашютом на Северный полюс.

 

17 июля 1962 года атомная подводная лодка «Ленинский комсомол» стала первой советской подлодкой, достигшей Северного полюса.

17 августа 1977 советский атомный ледокол «Арктика» впервые в истории мореплавания достиг Северного полюса в надводном плавании.

 

Японский путешественник Наоми Уэмура стал первым человеком, достигшим Северного полюса в одиночку в 1978 году.

22 апреля 1998 года российский спасатель и дайвер Андрей Рожков предпринял первую попытку погружения на Северном полюсе с аквалангом. Он пытался достичь глубины 50 метров, однако погиб в ходе погружения.

 

2 августа 2007 года впервые было достигнуто морское дно Северного полюса двумя глубоководными аппаратами «Мир», которые взяли пробы грунта, разместили на глубине 4261 метров Российский флаг и капсулу с посланием будущим поколениям.

Первой экспедицией на Северный полюс во время полярной ночи стала экспедиция российских исследователей Матвея Шпаро и Бориса Смолина. Экспедиция началась 22 декабря 2007 года на мысе Арктический в архипелаге Северная Земля, а закончилась на Северном полюсе 14 марта 2008 года, за восемь дней до наступления полярного дня.

 

 

Семеро участников российской Морской ледовой автомобильной экспедиции в составе Василия Елагина, Афанасия Маковнева, Владимира Обихода, Сергея Ларина, Алексея Шкрабкина, Алексея Ушакова и Николая Никульшина за 38 суток проехали 2033 километров впервые на автомобилях-амфибиях «Емеля-1» и «Емеля-2» от архипелага Северная Земля и 26 апреля 2009 года достигли Северного полюса.
 


 

Полярные станции

 

История отечественных полярных станций насчитывает более 100 лет.

Первой русской полярной станцией, действующей и в настоящее время, была станция Малые Кармакулы на островах Новой Земли. Открыли её в 1877 году для проведения наблюдений в рамках Первого Международного полярного года, который проходил с 1 августа 1882 года по 1 августа 1883 года.

 

 

Вторую станцию обустроили на острове Сагастырь, в дельте реки Лены, но после окончания Первого Международного полярного года её закрыли.

В дореволюционной России было всего 8 полярных станций. Большинство из них организовали для обслуживания судоходства в устьях Оби и Енисея. В 1906 году открылась станция на реке Енисей в Дудинке, в 1913 году — в Карском море на Югорском Шаре, в 1914 году — в Марре-Сале на полуострове Ямал и на мысе Болванский Нос острова Вайгач, в 1915 году —две станции на острове Диксон и в 1916 году — две станции на мысе Дежнева.

При советской власти сеть полярных станций расширялась по мере роста транспортных операций на Северном морском пути. Многие создавались на удаленных островах по всей Арктике. Количество станций увеличивалось особенно быстро во время проведения Второго Международного полярного года в 1932 - 1933 годах и Международного геофизического года в 1957 - 1958 годах. Все полярные станции являются гидрометеорологическими, а на некоторых работают и геофизические обсерватории. Сейчас постоянно действуют около 100 полярных станций.

 

Фрагмент интервью знаменитого полярника А.Н. Чилингарова о работе и жизни полярников на северных станциях
Дата записи: 30.11.1983 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 11101

Время звучания: 
2 мин. 13 сек.

Чилингаров Артур Николаевич
Родился 25 сентября 1939г.

Специальный представитель Президента Российской Федерации по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике, член Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации, депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Президент МОО «Ассоциация полярников», Первый Вице-президент Русского географического общества, Герой Советского Союза, Герой Российской Федерации, Лауреат Государственной премии СССР, Член-корреспондент РАН.

В 1963 году окончил Ленинградское высшее инженерно-морское училище (ныне Государственная морская академия имени адмирала С. О. Макарова) по специальности океанология. Вышел на работу в качестве инженера-гидролога Арктической научно-исследовательской обсерватории в посёлке Тикси.

В 1965 году избран первым секретарём Булунского РК ВЛКСМ Якутской АССР.

С 1969 по 1971 год возглавлял высокоширотную научную экспедицию «Север-21», начальник дрейфующих станций «СП-19», «СП-22».

C 1971 года — начальник антарктической станции Беллинсгаузен 17-й советской антарктической экспедиции.

В 1974 — 1979 годы — начальник Амдерминского территориального управления по гидрометеорологии и контролю природной среды.

В 1979 — 1986 годы — начальник Управления кадров и учебных заведений, член коллегии Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды.

В 1986 — 1992 годы — заместитель Председателя Государственного комитета СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды, начальник Главного управления по делам Арктики, Антарктики и Мирового океана. Руководитель научной экспедиции на атомоходе «Сибирь» к Северному полюсу и трансконтинентального перелёта «Ил-76» в Антарктиду.

С 1993 года депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Награждён государственными наградами.


 

Дрейфующие полярные станции с использованием перемещения льдов под воздействием ветра и течений для исследования природы высокоширотных районов Северного Ледовитого океана появились благодаря норвежскому полярному исследователю Фритьофу Ведель-Ярлсбергу Нансену.

Именно он впервые воплотил эту идею во время своего дрейфа на специально спроектированной парусно-моторной шхуне «Фрам» в 1893—1896 годах.

 

Проект основания советской дрейфующей научной станции на Северном полюсе был впервые рассмотрен в 1929 году по предложению полярного исследователя, океанолога, профессора Владимира Юльевича Визе.

Лишь в 1937 году была открыта станция «СП-1».

С той поры все советские, а теперь и российские, дрейфующие станции носят название СП - «Северный полюс», каждая со своим порядковым номером.

 

 

Все дрейфующие станции «Северный полюс» организуются Арктическим и Антарктическим научно-исследовательским институтом (ААНИИ). Станции разделяются на две группы: одни, дрейфующие на тонком и недолговечном паковом льду: «СП-1» - «СП-5», «СП-7» - «СП-17», «СП-20», «СП-21» и другие, дрейфующие на ледовых островах: «СП-6», «СП-18», «СП-19», «СП-22» и другие. Дрейфующие станции выполняют программу комплексных круглогодичных исследований в области океанологии, ледоведения, метеорологии, аэрологии, геофизики, гидрохимии, гидрофизики и биологии моря.

 


 

Отважная четвёрка папанинцев

 

«Наблюдения первой советской дрейфующей станции внесли крупнейший вклад в сокровищницу мировой науки. Они открыли взору учёного часть Земного шара, остававшуюся до того неисследованной».

Профессор В.Ю. Визе.

 

 

13 февраля 1936 года в Кремле прошло совещание, посвящённое организации полётов в северных районах СССР. На нём начальник Главного Управления Северного морского пути Отто Юльевич Шмидт предложил план экспедиции на Северный полюс с открытием там станции. Его поддержали И.В. Сталин и К.Е. Ворошилов. По итогам совещания было утверждено правительственное постановление об организации в 1937 году авиационной экспедиции силами Главсевморпути в район Северного полюса и создании там научной станции.

Началась подготовка уникальной полюсной экспедиции.

Промежуточную базу с аэродромной площадкой для старта к полюсу было решено создать на острове Рудольфа архипелага Земли Франца-Иосифа. Опытные полярные лётчики М.В. Водопьянов и В.М. Махоткин 29 марта 1936 года на переоборудованных и утепленных самолётах Р-5 отправились в намеченный район провести авиаразведку. Полёт растянулся на три недели из-за поломок, аварий и многочисленных задержек. Такова была Первая советская высокоширотная воздушная экспедиция.

 

В это время на московском заводе «Каучук» конструировали и строили палатку размером 375 × 270 × 200 сантиметров для жилого лагеря будущей первой дрейфующей полярной станции. Из легко разбирающихся алюминиевых труб сделали устойчивый и прочный каркас полярного жилища. На него поочерёдно надевались чехол из прорезиненной ткани, шёлковый чехол с двумя слоями гагачьего пуха и чехол из водоотталкивающего брезента. Окна застеклили небьющейся пластмассой. Перед входом устроили тамбур. Вес палатки в итоге составил около 160 килограммов.

 

На ленинградском судостроительном заводе имени Д.К. Каракозова №4 для нужд экспедиции построили специальные нарты из ясеня, весом всего в 20 килограмм.

Под личным наблюдением знаменитого полярного радиста Эрнста Кренкеля в Центральной радиолаборатории НКВД Ленинградской области, при непосредственном руководстве старших радиотехников Н.Н. Стромилова и А.И. Ковалёва, разработали и изготовили две радиостанции мощностью на 80 ватт и аварийную - на 20 ватт. Щелочные аккумуляторы для них заряжались от небольшого ветряка или от движка с ручным приводом, прилагался и лёгкий бензиновый двигатель.

 

«Требования к радиоаппаратуре были установлены на редкость жёсткими. Прежде всего, вес. С учётом грузоподъёмности самолётов на всё радиохозяйство отводилось лишь 500 кг. Боже мой, сколько вещей надо было взять: мачты, оттяжки, аккумуляторы, ветряк для их зарядки, бензиновый движок, основная и запасная аппаратура, запасные части для ремонта», – вспоминал потом Кренкель.

 

Институт Инженеров общественного питания разработал рецепты «арктической кухни» и приготовил для членов экспедиции станции разнообразной пищи сроком на полтора года, весом почти в пять 5 тонн. Сублимированные продукты запаивались в жестяные банки весом по 44 килограмма из расчёта по 1 килограмму на человека в день. Только на изготовление куриных концентратов ушло пять тысяч кур!

Что же составляло постоянный рацион папанинской четверки на каждую декаду? Вот - только часть меню: паюсная черная (осетровая) икра — 1470 грамм, корейка копчено-вареная — 1250 г., сосиски охотничьи — 1250 г., сыр плавленый — 1000 г., мясо (вырезка) — 300 г., сгущенное молоко — 1430 г., мясные и куриные котлеты по 1250 г., борщ и щи по 360 г., компот (сухофрукты) — 800 г., кисель сухой клюквенный и черносмородиновый — 600 г., шоколад с куриным порошком и шоколад в плитках («Золотой Ярлык») — 1250 г., по 300 г. конфет «Мишка» и др. Полагались торты, чай, кофе, коньяк и наливка домашняя.

Но жадность и пренебрежение к сублиматам чуть не сгубили главного хозяйственника будущей полярной станции Ивана Папанина. Вместо механика с дизелем он прихватит в экспедицию по дороге в Холмогорах по 150 килограмм мороженых пельменей и ромштексов, говяжьи и свиные туши, несколько мешков мороженой рыбы. Всё это потом протухнет на Северном полюсе под солнечными лучами! А наматывать километровые канаты на лебёдку для измерения морского дна полярникам придётся вручную.

Через тридцать лет о разработке специального рациона для полярников с гордостью вспоминал куратор проекта, бывший тогда глава Народного Комиссариата пищевой промышленности СССР, Анастас Иванович Микоян.

 

Фрагмент воспоминаний председателя Президиума Верховного Совета СССР А.И. Микояна о подготовке экспедиции СП-1 и эвакуации с льдины
Дата записи: 20.05.1967 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 5444

Время звучания: 
8 мин. 44 сек.

Микоян Анастас Иванович
25.11.1895 - 21.10.1978 гг.

Партийный и государственный деятель, Герой Социалистического Труда.

В октябре 1919 года Анастас Микоян встретился с В.И. Лениным, принял участие в заседаниях Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б), на которых решались вопросы партийного строительства в Баку и Закавказье.

В апреле 1920 года с передовым отрядом бронепоездов 11-й армии Микоян прибыл в Баку и пушечным огнём поддержал бакинское вооружённое восстание большевиков.

Весной 1922 года А.И. Микоян избран кандидатом в члены ЦК РКП(б) и по рекомендации И.В. Сталина назначен секретарём Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б) в Ростове-на-Дону. В 1924-26 годах — секретарь Северо - Кавказского краевого комитета партии, член Революционного Военного Совета Северо - Кавказского военного округа.

С 1926 по 1930 годы – Народный Комиссар внешней и внутренней торговли СССР; с 1930 года — Народный Комиссар снабжения СССР.

В 1934 году возглавил Народный Комиссариат пищевой промышленности СССР. В 1937-46 годах он заместитель председателя СНК СССР, в 1941-46 годах – член бюро СНК СССР, одновременно в 1938-46 годах занимает пост Народного Комиссара внешней торговли.

С 1941 года А.И. Микоян председатель Комитета продовольственно-вещевого снабжения Красной Армии. В 1942 - 45 годах — член Государственного Комитета Обороны СССР, в 1943-46 годах являлся членом Комитета СНК СССР по восстановлению народного хозяйства в районах, освобождённых от немецко-фашистских захватчиков.

В 1946 - 55 годах А.И. Микоян заместитель Председателя, в 1955-64 годах - первый заместитель Председателя Совета Министров СССР; одновременно в 1946-49 годах — министр внешней торговли СССР, в 1953-55 годах — министр торговли СССР. В 1964-65 годах – Председатель Президиума Верховного Совета СССР.

В 1965-74 годах А.И. Микоян избирался членом Президиума Верховного Совета СССР.

Награждён государственными наградами.


 

Летом, дождавшись результатов воздушной экспедиции Водопьянова, Иван Папанин на пароходах «А. Герцен» и «Владимир Русанов» повёз грузы для строительства новой полярной станции и оборудования аэродрома на острове Рудольфа.

Но только ледокольный пароход «Владимир Русанов» с третьей попытки смог пробиться к острову. С корабля сгрузили стройматериалы и оборудование для станции, на берег сошли 24 человека. Сходу началось строительство домов для нужд полярной станции и аэродрома. Сам Папанин тем же судном отправился в Москву.

 

 

13 февраля 1937 года О.Ю. Шмидт отчитался в Кремле о проделанной работе и персонально представил участников будущей экспедиции. Правительство дало добро.

Не без интриг обошлось при выборе будущих героев. Не сразу определились с начальником будущей дрейфующей станции. Вместо автора идеи профессора В.Ю. Визе, не прошедшего по состоянию здоровья, был назначен деятельный И.Д. Папанин - помогли его связи с органами НКВД, где его высоко почитали за активную деятельность в крымском ЧК. В её рядах молодой революционный матрос Папанин так отчаянно боролся с контрреволюционерами, что угодил в психиатрическую лечебницу.

Папанин, уже в должности начальника, предложил в экспедицию своего товарища по зимовкам Е.К. Фёдорова в качестве геофизика. Поначалу разрешили участвовать и Шмидту, но в итоге врачи запретили ему дрейфовать. Он смог лишь отстоять кандидатуры друзей и коллег по прежним походам на «Г. Седове», «А. Сибирякове» и «С. Челюскине» радиста Э.Т. Кренкеля и гидробиолога П.П. Ширшова.

На каждого кандидата возлагались еще и дополнительные функции. Кренкель обучался выполнять астрономические и метеорологические наблюдения, Фёдоров – радиосвязи, Ширшов осваивал навыки врача.

 

5 мая 1937 года на двухмоторном АНТ–7 лётчик-разведчик Павел Георгиевич Головин вылетел на Северный полюс, и третьим в истории, после норвежца Амундсена и итальянца Нобиле, достиг его по воздуху.

По возвращении, он доложил, что в районе полюса наблюдаются ровные ледяные поля, годные для посадки тяжёлых самолётов.

 

Эскадра воздушной экспедиции «Север» состояла из четырёх самолётов АНТ-6-4М-34Р отряда «Авиаарктика» и двухмоторного разведчика Р-6 (АНТ-7). Командиром лётного отряда был Герой Советского Союза Михаил Васильевич Водопьянов, флаг-штурманом экспедиции - Герой Советского Союза комбриг Иван Тимофеевич Спирин.

Руководил ими начальник полярной авиации, заместитель начальника Главсевморпути Марк Иванович Шевелёв.

 

Фрагмент воспоминаний начальника полярной авиации, заместителя начальника Главсевморпути М.И. Шевелёва о подготовке экспедиции «СП-1»
Дата записи: 03.04.1982 г.
Архивный шифр: ф.1, ед. уч.7615.

Время звучания: 
5 мин. 01 сек.

Шевелёв Марк Иванович
24.10.1904 - 6.10.1991 гг.

Лётчик, начальник Полярной авиации Главного управления Северного морского пути, Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации.

Участник гражданской войны. В 1924 году окончил факультет воздушных сообщений Ленинградского института инженерных путей сообщения.

В 1929 - 1932 годы Шевелёв заместитель начальника научно-исследовательского управления, начальник авиаслужбы Всесоюзного объединения Комсеверпуть.

С 1933 по 1941 год, а также с 1955 по 1960 год – заместитель начальника Главсевморпути, начальник управления полярной авиации. Руководитель шести арктических экспедиций, в том числе заместитель начальника первой воздушной экспедиции на Северный полюс в 1937 году.

С 1941 по 1946 годы Шевелёв заместитель командира авиадивизии, начальник штаба авиации дальнего действия, начальник воздушной трассы Красноярск – Аляска.

С 1947 по 1952 годы – заместитель начальника Главного управления ГВФ.

В 1953 - 1954 годы – помощник командующего, начальник штаба воздушной армии.

С 1960 по 1971 год – начальник Полярного управления гражданской авиации, руководитель 15 высокоширотных экспедиций, в том числе перелёта Москва – Антарктида – Москва.

С 1971 по 1988 год Шевелёв государственный инспектор Севморпути.

Награждён государственными наградами.


 

21 мая первым на полюс вылетел самолёт Водопьянова. Второй машиной управлял Герой Советского Союза комбриг Василий Сергеевич Молоков, третьим - Анатолий Дмитриевич Алексеев, четвёртым - Илья Павлович Мазурук. Самолётом-разведчиком управлял Павел Георгиевич Головин.

 

«Первым идет к полюсу флагманский самолёт «Н-170» М.В. Водопьянова, второй пилот Бабушкин. На нём летим мы четверо, Шмидт, флаг-штурман экспедиции И.Т. Спирин. Ему и Жене Фёдорову, с их астрономическими инструментами, предстоит отыскать среди снега и льда полюс и привести машину к этой заветной точке.

 

Погода отличная. Пятый час утра по московскому времени. Сняты чехлы. Механики дают полные обороты, проверяя моторы. За самолётами мириадами алмазов вздымается снежная пыль.

Водопьянов и Бабушкин уже на своих местах. В «Моссельпроме» – так называют носовую часть самолёта – хозяйничает Спирин. Рысью обегаем провожающих, тычась друг в друга мокрыми носами для поцелуя», - вспоминал Кренкель.

 

«Лыжи коснулись поверхности. Бежим, резко накренясь и вздрагивая на неровностях. Сзади раздаётся хлопок парашюта. Он надулся и тормозит самолёт – это изобретение Водопьянова. Вот и стали. Всё в порядке. Цель достигнута. Путь сюда из Москвы занял 65 дней. Механики открывают люк в полу и выбрасывают лёгкую алюминиевую лесенку. Трояновский с камерой в руке – «Я не в счёт» – скатывается вниз.

 

Шмидт и все мы торопливо сходим на лёд. Кто-то выносит и втыкает в снег шест с флагом. Бутылка коньяка разлита в 13 кружек. Всем по глотку. «Ура!» - вспоминал геофизик-метеоролог Е.К. Фёдоров.

Члены экспедиции уже на льдине, а остальные самолёты так и не показались на горизонте.»

Остальные самолёты экспедиции, вылетевшие вслед за Водопьяновым, не смогли точно выйти на цель – сказывалось слабое приборное оснащение того времени, несовершенство методов навигации. Только Молоков вскоре нашёл нужную льдину и сел в лагере. Спустя несколько дней прилетел Алексеев и только через две недели – Мазурук. Его самолёт, вначале считался резервным, поэтому был лишён радиста.

 

6 июня 1937 года состоялось торжественное открытие станции «СП-1» в точке координат 89°24' северной широты и 78°40' восточной долготы.

Станция состояла из жилой палатки, легкой палатки и вспомогательных снежных домиков.

Пятью самолетами ТБ-3 и Р-5 было завезено 10 тонн груза. Во время высадки на льдине побывало 34 человека.

 

Самолёты улетели на базу на острове Рудольф. За выдающийся подвиг полярным лётчикам А.Д. Алексееву, П.Г. Головину, И.П. Мазуруку и М.И. Шевелёву было присвоено звание Героя Советского Союза.

И вот папанинцы остались вчетвером.

 

Фрагмент воспоминаний И.Д. Папанина о дрейфе полярной станции «Северный полюс -1»
Дата записи: 21.05.38
Архивный шифр: ф.1, оп.15, ед. уч.51

Время звучания: 
2 мин. 42 сек.

Папанин Иван Дмитриевич
26.11.1894 - 30.01.1986 гг.

Революционный матрос-черноморец, чекист, советский исследователь Арктики, контр-адмирал, дважды Герой Советского Союза.

Будущий доктор географических наук окончил четыре класса начальной школы.

В 1908 году поступил на работу на Севастопольский завод по изготовлению навигационных приборов, в 1912 году его перевели на судостроительный завод в Ревель (Таллин).

В начале Первой мировой войны Папанина призвали на военную службу на Черноморский флот. С начала Гражданской войны на Украине и в Крыму был ее активным участником. В 1920 году он комиссар оперативного управления при командующем морскими силами и силами Юго-Западного фронта Красной армии.

С конца 1920 года комендант Крымской ЧК. За активную чекистскую работу был награжден своим первым Орденом Красного Знамени. Но вскоре попал на лечение в психиатрическую больницу.  С июля 1921 по март 1922 года работал секретарем Реввоенсовета Черноморского флота.

В 1924 году переехал в Москву, где окончил Высшие курсы связи и уехал работать в Якутию.

С 1932 года Папанин был начальником полярной станции «Бухта Тихая» на Земле Франца-Иосифа, а с 1934 года – на станции на мысе Челюскин.

В 1940 году возглавлял спасательные работы дрейфовавшего 812 дней ледокола «Георгий Седов».

С 1939 по 1946 год Папанин возглавлял Главное управление Севморпути и по совместительству был назначен уполномоченным Государственного комитета обороны по перевозкам на Севере.

В годы войны он успешно организовал прием и переправку на фронт военных грузов, которые доставлялись в СССР из США и Великобритании, курировал строительство портовых верфей в Архангельске, Мурманске и на Дальневосточном побережье.

В 1943 году ему присвоили воинское звание контр-адмирала.

После войны по состоянию здоровья Папанин вышел на пенсию, но продолжал трудиться заместителем директора Института океанологии Академии наук СССР по экспедициям.

С 1951 года он возглавлял отдел морских экспедиционных работ в Президиуме АН СССР и Московский филиал Географического общества СССР.

Награждён государственными наградами.


 

Фрагмент воспоминаний геофизика-метеоролога Е.К. Фёдорова о подготовке экспедиции и работе на станции СП-1
Дата записи: 17.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.1, оп.16, ед. уч. 37-3

Время звучания: 
10 мин. 02 сек.

Фёдоров Евгений Константинович
10.04.1910 - 30.12.1981 гг.

Советский геофизик и гидрометеоролог, академик, долгие годы начальник Гидрометслужбы СССР, генерал-лейтенант инженерно-технической службы, Герой Советского Союза, шесть раз удостаивался высшей советской награды, ордена Ленина.

В 1927 году Евгений окончил опытно-показательную школу при Нижегородском педагогическом институте, а в 1932-м -- Ленинградский государственный университет. Начинал простым магнитологом на полярных станциях под руководством И. Д. Папанина: сначала в бухте Тихой на Земле Франца-Иосифа, затем - в обсерватории на мысе Челюскин.

В 1939 году Фёдоров возглавил Гидрометеорологическую службу СССР, организационно перестроил её и внедрил новые методы наблюдений и обработки данных.

Во время войны генерал-лейтенант Е.К. Фёдоров занимался обеспечением бесперебойного поступления гидрометеоинформации во все подразделения Красной Армии. После войны много труда вложил он в восстановление Гидрометеослужбы СССР в районах страны, подвергавшихся разорению и оккупации.

В 1947 году судом чести Фёдоров был разжалован из генералов в рядовые и смещён с руководства Гидрометеослужбой по обвинению в «политической близорукости и разглашению государственной тайны» при купании в речке с членами американской делегации синоптиков и завтраке с разговорами у костра.

В 1956 году ему вернули все награды, научные степени и звания. Фёдоров организовал Институт прикладной геофизики, который возглавлял до 1968 года, а затем с 1974 года до конца своих дней.

С 1962 по 1974 год Федоров вновь возглавлял Гидрометеорологическую службу СССР.

Награждён государственными наградами.


 

Размер льдины первоначально был три километра на пять; толщина - три метра.

Каждый месяц в Москву отправлялись отчёты о проделанной научной работе.

Федоров впоследствии вспоминал о «важном» решении, принятом четвёркой 19 июля 1937 года: «Сегодня, после серьезного обсуждения, решились на героическое действие — гнать спирт из коньяка. Весь немалый запас нашего спирта в связи с чьей-то ошибкой при погрузке самолетов остался на Рудольфе. Спиртом мы предполагали обтираться — вместо умывания, но это еще полбеды. Только в спирте можно было фиксировать всякую мелкую водяную живность, которую во всех больших количествах Петя (океанолог П.П. Ширшов) вылавливал».

Геофизик-метеоролог Е.К. Федоров вёл на станции «СП-1» метеорологические, магнитные и астрономические наблюдения, периодически подменял Кренкеля во время сеансов связи, поскольку перед экспедицией освоил радиодело.

 

В палатке было относительно тепло и уютно. Тот же Фёдоров вспоминал: «13 октября… морозы доходят до 26 градусов, но внутри палатки температура держится около плюс 10 градусов за счёт одной керосиновой лампы. Тепловым изолятором служат два пуховых стёганных чехла, помещающиеся между наружным брезентом и внутренним парусиновым чехлом. Все оболочки крепко зашнурованы, но достаточно нескольких взмахов ножа, чтобы их освободить. На полу поверх прорезиненной материи и фанеры лежат оленьи шкуры. Тепло и уютно.

 

Почти всё внутреннее пространство занято. В палатке размещаются четыре койки, радиостанция с аккумулятором, похожая на буфет гидрохимическая лаборатория, метеоприборы, с потолка свисает изобретённая Иваном Дмитриевичем двухместная лампа, дающая яркий свет и тепло. Ходить нельзя. Следует осторожно, изгибаясь, пролезть между препятствиями, раздвигая головой висящие для просушки чулки, рукавицы и т. п. Это доставляет массу весёлых моментов. Конечно, можно прожить и в ледяной хижине, и в простой палатке. Однако наш тёплый уютный дом позволяет хорошо отдохнуть, сберечь силы для работы».

 

 

Но уже 30 декабря Папанин отметит: «По правде говоря, мы устали. Это стало чувствоваться во всём: и в отношениях друг к другу, и в работе. Возможно, что на Новый год мы устроим обязательный для всех выходной день и ничего делать не станем. Это будет наш первый день отдыха за всё время дрейфа».

И 31 декабря Папанин за час до Нового года разбудил радиста Эрнста Кренкеля: «Очень не хотелось вылезать из мешка, но, чтобы встретить Новый год вымытыми и побритыми, пришлось поторопиться. Вот я и стал на четвереньки, а Папанин кромсал на затылке мои космы. Остриженный, я побрился, вымыл голову, лицо и шею (приблизительно, конечно). Затем подошли Фёдоров и Ширшов. Включил приёмник. Услышали бой часов, а затем, передав новогоднее метео, сели пировать. Тяжёлые, как свинец, лепёшки на соде, приправленные паюсной икрой, картофельное пюре с охотничьими сосисками и кофе с остатками сухого торта – таков был наш шикарный новогодний стол».

 

И вдруг, 2 февраля 1938 года, папанинцы передают радиограмму в Москву: «В районе станции продолжает разламывать обломки полей протяжением не более 70 метров. Трещины 1–5 метров, разводья до 50. Льдины взаимно перемещаются. До горизонта лёд 9 баллов, в пределах видимости посадка самолёта невозможна. Живём в шёлковой палатке на льдине 50 на 80 метров. С нами трёхмесячный запас, аппаратура, результаты».

 

Затем в радиоэфир летит следующее сообщение: «В результате шестидневного шторма в 8 часов утра 1 февраля в районе станции поле разорвало трещинами от полукилометра до пяти. Находимся на обломке поля длиной 300, шириной 200 метров. Отрезаны две базы, также технический склад с второстепенным имуществом. Из топливного и хозяйственного складов все ценное спасено. Наметилась трещина под жилой палаткой. Будем переселяться в снежный дом. Координаты сообщу дополнительно сегодня; в случае обрыва связи просим не беспокоиться».

 

Получив радиограммы о начавшемся разрушении льдины в советском правительстве сразу обеспокоились судьбой дрейфующей станции «СП-1».

10 января 1938 года было принято решение отправлять на выручку все возможные плавательные средства. Но по всем раскладам выходило, что только дирижабли способны быстро долететь до полярников и эвакуировать их с льдины.

 

2 февраля 1938 года на экстренном совещании в ЦК ВКП(б) было решено за трое суток подготовить дирижабль «СССР В-6» - «Осоавиахим» к срочному вылету.

Самый большой в стране дирижабль «СССР В-6» - «Осоавиахим» был спроектирован итальянским конструктором Умберто Нобиле.

 

Дирижабль «СССР В-6» - «Осоавиахим» строили в 1933 году на предприятии «Дирижаблестрой» в городе Долгопрудный Московской области. Его оболочка имела объём 18,5 тысяч кубометров, длина составляла сто четыре с половиной метра, диаметр – 19,5 метра. Три двигателя по 265 лошадиных сил обеспечивали скорость с грузом 8,5 тонны до 110 километров в час. Дальность полёта достигала четырёх с половиной тысяч километров.

В 1937 году дирижабль «СССР В-6» - «Осоавиахим» установил мировой рекорд продолжительности полёта без дозаправки – 130,5 часов. На нём неоднократно совершались беспосадочные рейсы из Москвы в Ленинград, Петрозаводск, Казань, Свердловск.

Экипаж дирижабля, несмотря на молодость, составили знающие командиры, штурманы и бортмеханики. Однако впоследствии Нобиле считал ошибкой назначение командиром «СССР В-6» молодого пилота Н.С. Гудованцева вместо хорошо освоившего управление своим дирижаблем И.В. Панькова. Еще экипаж усилили первым штурманом А.А. Ритсляндом, участником высадки папанинцев в составе экипажа самолёта Василия Сергеевича Молокова. Но усиление экипажа командирами с других дирижаблей, заменивших штатных помощников рулевых и механиков, скорее всего оказалось ошибкой – у них была утрачена практика работы по узким специальностям.

 

Подготовка шла круглосуточно. Шесть тонн горючего уместилось в 18 баков, четыре 200-литровых балластных бака заполнили антифризом. На борту дирижабля поместили трехмесячный запас продовольствия, комплекты теплой одежды, палатки, оружие, и даже ящики с пиротехникой для подсветки окрестностей во время поиска папанинской палатки. Смонтировали электрическую лебёдку для спуска и подъёма двухместной кабины, при помощи которой планировали эвакуировать папанинцев со льдины.

 

Поздним вечером 5 февраля 1938 года, несмотря на непогоду и метель, дирижабль «СССР В-6» - «Осоавиахим» вылетел из Москвы. Член Политбюро Анастас Иванович Микоян помахал им рукой на прощание. Пресса скупо сообщила: «дирижабль отправился в тренировочный полёт по маршруту Москва – Мурманск».

Поддерживая постоянную радиосвязь с Москвой и Ленинградом «СССР В-6» благополучно проследовал над Петрозаводском, Кемью и 6 февраля к 19 часам оказался в двухстах семидесяти километрах от Мурманска у станции Кандалакша.

 

Продвижение дирижабля по маршруту регистрировалось по радиограммам Гудованцева и наблюдениями с земли железнодорожниками, так как он летел вдоль железной дороги.

Дирижабль летел по прямой, пользуясь картами 1906 года. Даже опытный штурман Ритсланд не понимал точно, где они находятся. Он удивлялся светящимся внизу огням от костров, которые железнодорожники разожгли вдоль путей, указывая дорогу на Мурманск.

 

После получения в 18 часов 56 минут радиограммы из района станции Жемчужная, в сорока километрах от Кандалакши, о благополучном ходе полета, работа дирижабельной радиостанции внезапно оборвалась, и на вызовы многочисленных наземных радиостанций «СССР В-6» не отвечал.

 

В это время на участке пути до Яндозера «СССР В-6» - «Осоавиахим» шёл в нижней кромке облаков на высоте трёхсот метров, а на подлёте к Кандалакше - при снегопаде и нависшей темноты. В восемнадцати километрах от железнодорожной станции «Белое море» штурман Мячков первым увидел по курсу большую Небло-Гору и поднял тревогу. Но было поздно. Дирижабль врезался в склон горы и начал быстро разваливаться. На его борту разбились фосфорные осветительные бомбы, и вспыхнул пожар.

 

Около 20 часов от местных жителей поступило сообщение о взрыве, раздавшемся час назад.

Бортинженер «СССР В-6» - «Осоавиахим» В.А. Устинович впоследствии вспоминал: «Я отдыхал в гамаке над гондолой экипажа перед своей вахтой, когда был разбужен страшным ударом и треском деревьев. Почувствовал дым, понял – горим… Пробил обшивку киля и вывалился наружу. Почти 20 тыс. «кубиков» водорода – это море огня! Горящие обломки разламывались на деревьях и падали вниз. Снег был глубокий, не меньше метра, и это спасло… Собралось нас шестеро из девятнадцати – все, кто остался в живых. Кроме меня, спаслись механики Константин Новиков, Алексей Бурмакин и Дмитрий Матюнин, находившиеся на вахтах в моторных гондолах, четвёртый помощник командира Виктор Почекин и радиоинженер Арий Воробьёв».

 

Фрагмент воспоминаний В.А. Устиновича о полете дирижабля «СССР - В6» для эвакуации полярной станции «СП-1» и о гибели воздушного судна
Дата записи: 1988 г.
Архивный шифр: ф.1, ед. уч. 11933

Время звучания: 
2 мин. 46 сек.

Устинович Владимир Адольфович
5.02.1910 - 19.04.1999 гг.

Инженер-полковник в отставке, советский дирижаблист, бортинженер самого большого дирижабля «СССР - В6», единственный пилот в России, награждённый Золотой медалью Сантос-Дюмона комиссией по воздухоплаванию FAI в 1996 году.

В 1928 году поступил в Ленинградское военно-морское училище, но по состоянию здоровья учебу продолжить не смог.

В 1935 году окончил дирижабельный факультет Московского Авиационного института. Но ещё будучи студентом, с 1931 года работал в области строительства и эксплуатации дирижаблей в Долгопрудном.

Участвовал в экспедициях по спасению челюскинцев (1934 г.) и папанинцев (1938 г.).

В 1937 году Устинович был бортинженером в составе экипажа дирижабля «СССР - В6» во время рекордного беспосадочного полёта - 130 часов 27 минут.

С 1938 по 1940 годы летал на дирижаблях в учебно-опытной эскадре ГВФ командиром-инструктором, работал руководителем группы спецоборудования самолетов на заводе N207 НКАП (ДМЗ).

С началом войны эвакуировал завод в Пермь и Сызрань, а в декабре 1941 года вернулся в Долгопрудный.

С января 1942 года занимался парашютной подготовкой десантников в воздушно-десантных войсках Советской Армии. За три года войны обучил 501032 человека. На Калининском фронте в должности заместителя командира отдельного воздухоплавательного полка ВДВ совершил 566 транспортных полётов в отряды ВДВ.

Награждён государственными наградами.


 

В район предполагаемой аварии немедленно были направлены поисковые группы из местных граждан и военнослужащих частей РККА на оленях и лыжах. На рассвете 7 февраля одна из поисковых групп обнаружила обломки дирижабля «СССР В-6» - «Осоавиахим».

Выжившие аэронавты составили телеграмму в Москву:

 

«МОСКВА ЦК ВКП(б), СОВНАРКОМУ ИЗ КАНДАЛАКШИ. 10.02.1938 г.

До боли сердца жаль, что наш полет закончился так трагически. Горя желанием выполнить ответственное правительственное задание, мы отдали все свои силы для успешного завершения полета по снятию с льдины отважной четверки папанинцев; для выполнения этого задания правительство обеспечило нас всем необходимым. Весь коллектив экипажа был твердо уверен, что без всякого риска достигнет намеченной цели. Больно мириться с мыслью, что мы не выполнили задания правительства. Нелепый случай оборвал наш полет. Глубоко скорбим о погибших товарищах…

Группа экипажа дирижабля «СССР В-6» Матюнин, Новиков, Устинович, Почекин, Бурмакин, Воробьев».

 

Из общего состава экипажа дирижабля «СССР В-6» в 19 человек в результате катастрофы погибло 13 человек.

 

После гибели дирижабля «СССР В-6» теперь в роли спасателей могли выступить только моряки.

Еще 11 января 1938 г. первым к ледовому лагерю отправился небольшой мотобот «Мурманец», водоизмещением около 150 тонн. Следом, 3 февраля, снялся с якоря ледокольный пароход «Таймыр» с самолётом Р-5 на борту. 7 февраля ушёл в поход ледокольный пароход «Мурман». Срочно сворачивали в Ленинграде ремонт ледокола «Ермак». 10 февраля он вышел из Кронштадта.

 

 

Труден оказался поход трёх подводных лодок, выделенных командированием Северного флота. Это были Д-3, Щ-402, Щ-404, только что вернувшиеся с учений. Их направили на помощь «Таймыру», попавшему в жесточайший шторм, и для обеспечения связи для полётов авиации и дирижаблей.

Спирин перегнал два самолёта ЦКБ-30 в Мурманск, чтобы оттуда в случае необходимости лететь в лагерь полярников.

 

Мотобот «Мурманец» нащупал во мгле полярной ночи кромку льда и безуспешно пытался пробиться к папанинцам. Но судёнышко дрейфом тащило со льдами в Датский пролив, где оно наконец вышло на чистую воду. И всё-таки экипаж выполнил задачу – обеспечил участников дальнейшей спасательной операции необходимой информацией по ледовой и погодной обстановке.

 

 

«Таймыр» боролся с жестоким штормом. Палубные надстройки судна получили серьёзные повреждения, палуба и снасти обледенели, за борт смыло баллоны с водородом для шаров-зондов. 10 февраля судовая рация парохода «Таймыр» установила связь с Кренкелем. Через двое суток в лагере станции «СП-1» через мрак полярной ночи пробился свет прожектора «Таймыра». В его судовом журнале появилась короткая запись: «По пеленгу 314o виден огонь и вспышки огня в лагере Папанина».

 

Через несколько суток, когда до палатки папанинцев оставалось примерно 40 миль непроходимого ледового пояса, к «Таймыру» приблизился ледокольный пароход «Мурман». К ним спешил ледокол «Ермак», на борту которого переживал Отто Шмидт.

12 февраля Кренкель увидел на горизонте огни, отличавшиеся от звёзд своей неподвижностью. Фёдоров навёл теодолит и убедился в их «земном» происхождении. Условившись по радио с «Таймыром» об обмене сигналами, Папанин зажёг магниевую ракету. На пароходе её заметили. В это время льдина с остатками лагеря находилась вблизи Гренландии, отчётливо был виден суровый гористый берег острова.

 

14 февраля лёд начало разводить и «Таймыр» продвинулся ближе к лагерю. В тот же день сюда подошёл второй ледокольный пароход «Мурман», на борту которого находился самолёт Ш-2 Ивана Черевичного.

Этот пилот дважды вылетал на поиски, но из второго рейса не вернулся.

 

Для его обнаружения с «Таймыра» послали Власова, который случайно наткнулся на аэродром «СП-1» и совершил посадку. Встретивший его Папанин посоветовал пилоту не терять на них время и продолжить поиски Черевичного, который мог находиться в критическом положении.

Прочёсывая окрестности, Власов обнаружил пропавший самолёт и двумя рейсами вывез лётчиков на пароход. Позднее «Таймыр» подошёл к этому месту и поднял машину на борт. Оказалось, что наступившая темнота и густой туман вынудили пилотов пойти на посадку. Ради экономии горючего мотор выключили. Длинную полярную ночь просидели в тесной кабине, а световой день провозились с изношенным мотором. Запустить его так и не удалось, после чего последовала ещё одна трудная ночёвка.

16 февраля вблизи лагеря дрейфующей экспедиции умудрился сесть пилот Г.В. Власов на своем юрком У-2. Затем самолеты Власова и И.И. Черевичного провели ледовую разведку.

В ночь на 19 февраля в полутора километрах от лагеря «СП-1» пришвартовался «Мурман», а позднее и «Таймыр».

 

Вот как вспоминал Папанин последние сутки 19 февраля на станции: «Последние сутки на станции «Северный полюс». Эту ночь и этот день я никогда не забуду…

Выйдя из палатки, мы увидели упёршийся в небо луч прожектора.

Потом он начал бродить по горизонту: нас нащупывали, но не могли найти… В час дня пароходы задымили вовсю, они были уже совсем близко. В два часа они достигли кромки льда, пришвартовались к ней. В бинокль было видно, как люди спешат спуститься на лёд.

Не могу сдержаться, отворачиваюсь, текут слёзы радости… Вижу, Петя усиленно моргает и тоже отворачивается. И радостно, и в то же время немного грустно было расставаться с льдиной, обжитой нами.

К нам шли люди со знамёнами. Я бросился вперёд, навстречу им. С двух сторон подходили таймырцы и мурманцы. Среди них много товарищей по прежней совместной работе на полярных станциях. Нас начали обнимать и качать. На мне чуть не разорвали меховую рубашку.

…Лагерь прекращает своё существование», – вспоминал Папанин.

 

 

Это был 274-й день на льдине. Папанинцы связывали в пачки тетради с ценными записями, тщательно укладывали их и фотоплёнки в рюкзаки. Метеоприборы не стали снимать, чтобы утром провести последние наблюдения. Никому не спалось. Папанин и Кренкель молча склонились над шахматами. Утром в лагерь пришла большая группа моряков. Следуя приказу руководства экспедиции, они собрали разбросанное по поверхности льдины снаряжение, выкопали из снега занесённую палатку и перенесли всё это на пароход. Благодаря такой предусмотрительности, палатка «СП-1» в настоящее время находится в экспозиции Музея Арктики и Антарктики в Санкт-Петербурге.

 

За три с половиной часа эвакуация станции завершилась, и оба судна взяли курс на Большую землю.

 

Прощай, папанинская льдина,
Полярный мрак, полярный снег.
Окончен грозный поединок,
Смирил стихию человек.

 

Когда зимовщики подошли к кораблям, у встречающих возник спор: кто кого заберёт на свой борт?! Гостеприимные хозяева соблазняли полярников запасами пива и коньяка, свежих фруктов и овощей, запугали обилием клопов у конкурентов. Но уговоры ни к чему не привели, решили тянуть жребий. Папанину с Кренкелем выпало идти на «Мурмане», а Фёдорову и Ширшову – на «Таймыре». Их проводили в кают-компании, где они сходу пропустили по стопке спирта под селёдочку и солёный огурец. Потом приняли горячую ванну, за которой и последовал обильный и радушный банкет.

 

Вскоре суда встретились с ледоколом «Ермак» во главе с О.Ю. Шмидтом. Папанинцы перешли на его борт. В Северном море ледокол попал в жестокий шторм, во время которого его кидало на 45 градусов. Люди не могли ходить, стоять, спать, и уж тем более принимать пищу. И всё-таки «Ермак» добрался до Таллина, где пополнил запасы угля, и пошёл дальше, в Ленинград.

Жёны и журналисты встретили их заранее, выйдя навстречу на портовом ледоколе «Трувор».

 

«В Ленинград мы прибыли во вторник 15 марта. Газеты писали тогда, что встреча вылилась в народное торжество. А как волновалась наша четверка…

В 3 часа 50 минут, когда могучий ледокол, разукрашенный флагами, появился в порту, все суда приветствовали его гудками. На берегу гремели оркестры, заглушая их, над портом пронеслась в небе эскадрилья самолётов» - вспоминал Папанин.

 

Выступление И.Д. Папанина на митинге, посвященном встрече папанинцев в Ленинградском порту
Дата записи: 15.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.72, оп.1, ед. уч. 2(1)

Время звучания: 
3 мин. 05 сек.

Фрагмент выступления геофизика Е.К. Фёдорова на митинге, посвященном встрече папанинцев в Ленинградском порту
Дата записи: 15.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.72, оп.1, ед. уч. 2(2)

Время звучания: 
3 мин. 07 сек.

 


Фильм «Встреча папанинцев» 1938 г.


 

После митинга в порту папанинцев вместе с жёнами на машинах повезли в город. С трудом протиснувшись сквозь людское море, добрались до гостиницы «Европейской». Но полярникам она практически не понадобилась, так как в полночь, после концерта, они сели на московский поезд. По пути следования поезда народ повсеместно приветствовал героев-полярников. В подмосковном Клину пришлось остановиться для проведения незапланированного митинга.

 

 

Фрагмент радиорепортажа с митинга рабочих и крестьян г. Клина, посвященного встрече с папанинцами
Дата записи: 17.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.1, оп.16, ед. уч. 37-1

Время звучания: 
12 мин. 38 сек.

Выступление геофизика Е.К. Фёдорова на митинге, посвященном встрече папанинцев в подмосковном Клину
Дата записи: 17.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.1, оп.16, ед. уч. 37-1

Время звучания: 
2 мин. 45 сек.

Выступление океанографа П. П. Ширшова на митинге, посвященном встрече папанинцев в подмосковном Клину
Дата записи: 17.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.1, оп.16, ед. уч. 37–1

Время звучания: 
3 мин. 56 сек.

Ширшов Пётр Петрович
25.12.1905 – 17.02.1953 гг.

Океанограф, гидробиолог и полярный исследователь, профессор, доктор географических наук, академик АН СССР. Герой Советского Союза.

В 1920 году окончил реальное училище и поступил на Биологический факультет Днепропетровского института народного хозяйства, а в 1924 году перешел на Биологический факультет Одесского института народного образования, который окончил в 1929 году.

В 1928 году Ширшов совмещал учебу с работой на Днепропетровской гидрологической станции.

В начале тридцатых годов работал научным сотрудником отдела гидробиологии Ботанического института АН СССР в Ленинграде, участвовал в экспедиции института на Кольский полуостров.

С 1931 по 1938 годы, в качестве сотрудника Арктического института Главного управления северного морского пути, П.П. Ширшов принимал участие в экспедициях: в 1931 году - на Новую Землю; в 1932 году - на ледокольном пароходе «Сибиряков»; в 1934 году дрейфовал на пароходе «Челюскин»; в 1936 году – на ледоколе «Красин»; в 1937 году - на Северный полюс; в 1938 году - зимовал на дрейфующей станции «Северный полюс», за что ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1938 – 1941 годах Ширшов директор Всесоюзного арктического института в Ленинграде, заместитель начальника Главного управления Северного морского пути.

В 1941 – 1946 годах был руководителем Лаборатории океанологии при Отделении геолого-географических наук АН СССР.

В 1944 году - заместитель председателя Тихоокеанского комитета АН СССР, в 1945 - 1946 годах – председатель Каспийской комиссии АН СССР.

В 1942 - 1948 годах П.П. Ширшов народный комиссар, министр Морского флота СССР.

В 1946 году стал первым директором Института океанологии АН СССР.

Награждён государственными наградами.


 

На Октябрьском (ныне Ленинградском) вокзале в Москве папанинцев встречали нарком иностранных дел М.М. Литвинов, начальник Гражданского воздушного флота В.С. Молоков, лётчики-герои А.В. Беляков, М.М. Громов, В.П. Чкалов, А.Б. Юмашев. Комсомольская площадь, несмотря на пасмурный и сырой день, была запружена людьми.

 

Радиорепортаж о встрече папанинцев на Ленинградском вокзале и их проезде по Москве на Красную площадь
Дата записи: 17.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.1, оп.16, ед. уч. 37–1

Время звучания: 
2 мин. 40 сек.

Выступление О.Ю. Шмидта на митинге-встрече папанинцев на Комсомольской площади в Москве
Дата записи: 17.03.1938 г.
Архивный шифр: тонфильм Н-37 ф.1, оп.16, ед. уч. 37–1

Время звучания: 
4 мин. 08 сек.

Шмидт Отто Юльевич
30.09.1891 - 07.09.1956 гг.

Математик, астроном и геофизик, академик, полярный исследователь и общественный деятель, Герой Советского Союза.

Окончил Киевский университет и потом преподавал в нём.

В 1930 году организовал при Московском университете математический семинар по теории групп, который со временем стал одним из основных центров деятельности советских алгебраистов.

Шмидт был организатором и первым директором Арктического института и Геофизического института АН СССР. Участвовал и организовывал многие экспедиции по изучению Арктики.

С 1924 года по 1941 год Шмидт возглавлял редакцию Большой Советской Энциклопедии, был редактором научных журналов и сборников, членом советских и иностранных научных обществ.

В последние годы жизни Отто Юльевич работал над проблемами космогонии, разработал интересную теорию происхождения Земли.

Награжден правительственными наградами.


 

После краткого митинга с выступлением Папанина, полярники двинулись в Кремль.

В Георгиевском зале папанинцев ждали восемьсот гостей вместе с членами Политбюро во главе с И.В. Сталиным.

 

Папанинцы разместились за накрытым столом вместе c руководством страны. Официальная часть приёма завершилась концертом только под утро.

И.Д. Папанин вспоминал: «17 марта участники экспедиции прибыли в Москву. Их ожидала дорога, усыпанная цветами. Кремль, Георгиевский зал. Полярников встречало всё Политбюро во главе со Сталиным…

 

Сталин посадил меня рядом с собой.

– Теперь выпьем, товарищ Папанин, за победу, – сказал он, поднимая бокал. – Работа была трудная, но все мы были уверены, что ваша четвёрка выполнит её с честью!».

 

Станция «СП-1» была закрыта 19 февраля 1938 года в точке координат 70°03' северной широты и восточной долготы.20°00' восточной долготы. За 274 дня станция прошла 1134 морских мили или 2100 километров, в генеральном направлении на юго-запад 1750 километров со скоростью 6,39 километров в сутки; суммарный дрейф 2050 километров со скоростью 7,5 километров в сутки.

Новые научные открытия природы Арктического бассейна дали океанографические наблюдения П.П. Ширшова. Его исследования подтвердили предположения Ф. Нансена, что атлантические воды с положительными температурами достигают полюса, и о существовании подводного хребта между Гренландией и Шпицбергеном, так называемого «порога Нансена».

Е.К. Федоров вел на станции «СП-1» метеорологические, магнитные и астрономические наблюдения, периодически подменял Кренкеля во время сеансов связи, поскольку неплохо знал радиодело.

 

Участники дрейфа получили высокие правительственные награды. После завершения воздушной экспедиции «Север» в июне 1937 года И.Д. Папанину было присвоено звание Героя Советского Союза, а Кренкель, Фёдоров и Ширшов награждены орденами Ленина. После завершения дрейфа звание Героя было присвоено Кренкелю, Фёдорову и Ширшову, а Папанин получил орден Ленина.

 

Научные результаты, полученные в уникальном дрейфе, были представлены Общему Собранию АН СССР 6 марта 1938 года и получили высокую оценку специалистов. Высшая аттестационная комиссия присвоила всем четверым звания докторов географических наук без защиты диссертаций, а Академия наук вскоре утвердила Фёдорова и Ширшова в звании членов-корреспондентов.

Так завхоз Папанин стал учёным!

Вскоре Папанин сменил Шмидта в руководстве Главного управления Северного морского пути. И по стране пошла гулять частушка:

 

Примеров много есть
на свете,
Но лучше, право, не найти:
Снял Шмидт Папанина
со льдины,
А тот его -
с Севморпути.

 

Героические достижения советских полярников поразили многих в мире. К примеру, воодушевлённые их подвигом каталонцы установили на центральной площади Барселоны большой полуглобус северной половины Земного шара. На его вершине они водрузили красное знамя, указывавшее местоположение дрейфующей станции «Северный полюс», и красной полосой обозначали маршрут дрейфа папанинцев.

 

Радиообращение И.Д. Папанина к испанскому народу
Дата записи: 17.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.1, оп.16, ед. уч. 37-2

Время звучания: 
1 мин. 32 сек.

Радиообращение И.Д. Папанина к американскому народу
Дата записи: 17.03.1938 г.
Архивный шифр: ф.1, оп.16, ед. уч. 37-2

Время звучания: 
2 мин. 11 сек.

Радиообращение геофизика Е.К. Фёдорова к слушателям Чехословакии с благодарностью о внимании к полярной станции «СП-1»
Дата записи: 17.03.1938 г. 
Архивный шифр: ф.1, оп.16, ед. уч. 37-3

Время звучания: 
1 мин. 32 сек.

 


Фильм «Папанинцы» 1938 г.


 

Действующие полярные станции «Северный полюc»

 

После успешной работы станции «Северный полюc-1» концепция дрейфующих полярных станций во льдах Центральной Арктики была признана удачной, но из-за начавшейся Великой Отечественной войны исследовательскую работу в этом регионе пришлось прервать. Цикл исследований был продолжен лишь через пять лет после Победы станцией «Северный полюc-2», которая работала с 1 апреля 1950 года по 11 апреля 1951 года под руководством Михаила Сомова.

 

 

К концу 1950-х годов дрейфующие экспедиции «Северный полюс» стали практически постоянными вплоть до июля 1991 года, когда закрылась последняя советская дрейфующая станция «Северный полюс-31».

Обычно станции действовали три — четыре года, а самой длительной экспедицией стала «СП-22», начавшая работу в сентябре 1973 года и эвакуированная 8 апреля 1982 года. С 21 мая 1937 года по 25 июля 1991 года в Северном Ледовитом океане проводили научные исследования 88 смен коллективов дрейфующих станций в количестве 2009 человек, которые провели на них 29726 суток.

 

За весь период исследований выполнено 211383 синоптических срока, 3366 «глубоководных гидрологических станций с определением температуры и солености на стандартных горизонтах», отобраны десятки тысяч проб и проведены различные анализы. Взято 727 проб грунта, измерено 47070 глубин океана. Проведена 105191 серия измерений потоков прямой, суммарной, рассеянной, эффективной радиации и радиационного баланса. Запущено 32859 аэрозондов.

 

С 1991 по 2003 год арктические дрейфующие станции «Северный полюс» не действовали. Лишь 25 апреля 2003 года открылась станция «СП-32», но из-за раскола льдины была срочно закрыта 6 марта 2004 года.

 

С этого времени российские станции работали регулярно. Последняя научно-исследовательская дрейфующая станция «СП-40» начала свою работу 1 октября 2012 года, но 23 мая 2013 года было принято решение об ее эвакуации всё по той же причине ломки базовой льдины. Полярников забрал атомный ледокол «Ямал».

 

В настоящее время в связи с климатическими изменениями стало невозможно в Арктике найти необходимую льдину, на которой дрейфующая станция смогла бы работать год и больше. Поэтому следующая станция, получившая название «Северный полюс - 2015» проработала только с 18 апреля по 9 августа 2015 года.

В фондах РГАФД сохранились звукозаписи интересных воспоминаний полярников о зимовках на дрейфующих станциях.

 

«Северный полюс-4»

 

Советская научно-исследовательская дрейфующая станция «Северный полюс-4» была открыта 8 апреля 1954 года к северу от острова Врангеля.

 

Три коллектива зимовщиков станции дрейфовали до 19 апреля 1957 года. За это время станция пересекла весь Ледовитый океан, пройдя около семи тысяч километров.

Начальник экспедиции — Евгений Толстиков.

На станции побывал лётчик, писатель-документалист, радиожурналист Юрий Мануилович Гальперин.

 

Фрагмент воспоминаний Ю.М. Гальперина о встрече Нового года на арктической станции СП-4 на встрече полярников с писателями в ЦДЛ, посвященной 50-летию Северного морского пути
Дата записи: 07.12.1982 г.
Архивный шифр: ф.13, оп.4, ед. уч. 291 - 1

Время звучания: 
7 мин. 12 сек.

Гальперин Юрий Мануилович
24.04.1918 – 2000 гг.

Лётчик, писатель-документалист и журналист, Заслуженный работник культуры РСФСР.

Окончил Энгельсское военно-авиационное училище в 1938году. Во время Великой Отечественной войны занимался перегонкой новых самолётов с заводов-изготовителей на фронт. В 1944 году все семейные денежные сбережения передал на постройку нового самолёта-истребителя и вместе с женой, военным медиком Ниной Смирновой, получил разрешение на этом самолёте отправиться в действующую армию. Участвовал в боях за Берлин, награждён орденом «За военные заслуги Народной Республики Болгария».

После войны работал радиожурналистом, специализировался на репортажах о праздничных парадах, спортивных состязаниях. В 1954 году провёл серию репортажей с дрейфующей полярной станции Северный полюс. С 1964 по 1975 год вёл популярную радиопередачу «Литературные вечера».

В 1956 году опубликовал первую книгу «Полярные зори: Записки журналиста», за которой последовал целый ряд других документальных книг. Наибольшей популярностью пользовалась его книга «Воздушный казак Вердена» о русских авиаторах первого поколения: Михаиле Ефимове, Сергее Уточкине, Харитоне Славороссове, Константине Акашеве, Викторе Фёдорове, Яне Нагурском и многих других, об участии русских лётчиков в Первой мировой войне, о русских добровольцах, сражавшихся в небе Франции.


 

Фрагмент воспоминаний Р.В. Зелёной о выступлениях на арктических станциях на встрече полярников с писателями в ЦДЛ, посвященной 50-летию Северного морского пути, с декламацией юморесок   
Дата записи: 07.12.1982 г.
Архивный шифр: ф.13, оп.4, ед. уч. 291 - 1

Время звучания: 
4 мин. 14 сек.

Зелёная Рина (Екатерина) Васильевна
7.11.1901 – 1.04.1991 гг.

Советская актриса театра, кино и эстрады, мастер имитации детской речи, Народная артистка РСФСР, Почётный полярник.

В 1919 году окончила Московское Театральное училище при Свободном театре.
Начинала на эстраде в качестве профессиональной певицы. С началом Гражданской войны семья Зелёных переехала в Одессу, где молодая актриса устроилась на работу в местный театр «КРОТ» — «Конфрерия Рыцарей Острого Театра».

Потом работала в московском театре «Не рыдай», затем — в петроградском «Балаганчике». С 1924 по 1928 год — актриса Московского театра Сатиры, с 1928 года — актриса Театра обозрений при Доме печати (впоследствии — Театр эстрады и миниатюр). 

С 1930-х годов выступала на эстраде с рассказами о детях, работала на радио и в кино. Принимала участие в озвучении мультфильмов.

Во время Великой Отечественной войны выступала в труппе Театр миниатюр и с фронтовой концертной бригадой Аркадия Райкина. Осенью 1945 года была в Берлине и даже расписалась на рейхстаге.


 

«Северный полюс-8»

 

15 апреля 1959 года в нескольких сотнях километров от острова Врангеля нашли подходящее для высадки многолетнее ледяное поле овальной формы и размером четыре на три километра при толщине льдины около трёх метров. В тот же день участники дрейфа и грузы самолётами прибыли на льдину и приступили к строительству лагеря.

 

27 апреля комсомольско-молодежная станция «СП-8» начала свою работу с поднятия Государственного флага Советского Союза. В этот же день на Большую землю была передана первая метеосводка и определены первые координаты станции: 76°11' северной широты и 164°24' западной долготы.

 

Уже в начале мая льдина внезапно раскололась, отделив лагерь от посадочной площадки пятью трещинами, шириной до 60 метров. Потом началось сжатие льдов, что привело к образованию семиметрового ледяного вала, который начал надвигаться на станцию. Лагерь пришлось перебазировать несколько раз. В ноябре солнце показалось в последний раз и началась полярная ночь с метелями и морозами. Возобновлялись подвижки льда, и семнадцатая трещина разорвала посадочную площадку, пришлось забивать её льдом и снегом.

Члены находившейся в 60 километрах по соседству американской дрейфующей станции «Альфа-2» - «Чарли» покинули свой хорошо оборудованный лагерь и большую взлетно-посадочную полосу, залитую фосфоресцирующей жидкостью. А советские полярники на «СП-8» продолжали работать, хотя в конце дрейфа льдину успело поломать ещё двадцать раз.

 

По словам начальника второй смены станции Н. Блинова, полярники жили в небольшом поселке с электростанцией и маленькой баней:

 

«В разборных домиках специальной конструкции. Эти домики установлены на полозьях, поэтому при разломе льдины их сравнительно легко перевезти на другое место. В любом домике справа вы увидите печь, слева — умывальник, в глубине стол, стулья и походные кровати. На полу ковровая дорожка, которая, придает домику уют, и одновременно утепляет пол. На стенах между круглыми окнами-иллюминаторами полочки с книгами, фотографии, карты. В домике тепло, горит электрический свет, установлены телефон и радиодинамик. Обычно тут же, в домике, находится научная аппаратура».

 

5 апреля 1960 года впервые в истории полетов на дрейфующие льды Арктики, в район лагеря «СП-8» совершил посадку четырехмоторный турбовинтовой грузовой самолет АН-10.

Первая смена станции в составе 20 человек зимовала 354 дня по 3 апреля 1960 года.

Вот что сообщал начальник первой смены станции «СП-8», инженер-синоптик В. М. Рогачёв.

 

Фрагмент интервью начальника первой смены станции «СП-8» В.М. Рогачёва
Дата записи: 1960-е г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 2454

Время звучания: 
1 мин. 22 сек.

 


Рогачев Вячеслав Михайлович был начальником высокоширотных экспедиций «Север-15» (осень 1963 г.), «Север-16» (весна, осень1964 г.), «Север-17» (весна 1965 г.), начальник станции «Новолазаревская».


 

Фрагмент интервью врача первой смены станции «СП-8» Владимира Евгеньевича Порфирьева о способах хранения неприкосновенного запаса
Дата записи: 1960-е г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 2454

Время звучания: 
1 мин. 38 сек.

Фрагмент интервью гидрологов первой смены станции «СП-8» Вадима Углева и Леонида Белякова
Дата записи: 1960-е г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 2454

Время звучания: 
2 мин. 00 сек.

Фрагмент интервью аэрологов первой смены станции «СП-8» Евгения Шиворостова и Василия Никонова
Дата записи: 1960-е г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 2454

Время звучания: 
1 мин. 36 сек.

Фрагмент интервью метеорологов первой смены станции «СП-8» Леонида Артемьева и Германа Летникова
Дата записи: 1960-е г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 2454

Время звучания: 
2 мин. 40 сек.

Фрагмент интервью механика первой смены станции «СП-8» Л.Л. Никифоренко о трудностях зимовки на станции
Дата записи: 1960-е г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 2454

Время звучания: 
1 мин. 54 сек.

 


15 апреля 1961 года в точке координат 82°55' с. ш. и 149°08' з. д. на вахту заступила третья смена станции «Северный полюс-8» во главе с начальником опытным полярником Ильёй Павловичем Романовым.


 

Фрагмент воспоминаний начальника третьей смены станции «СП-8» И.П. Романова
Дата записи: 1960-е г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 7623

Время звучания: 
0 мин. 50 сек.

Романов Илья Павлович
Родился в 1927

Советский полярный исследователь, военный географ и океанолог, крупнейший специалист ледовой разведки.

В 1951 году в качестве гидролога и ледового разведчика совершал вылеты в экспедиции «Торос-1». В 1952 году от ААНИИ Романов направлен на испытания радиолокационных станций «Кобальт» и «ПСБН-М». Было выполнено 11 ледовых разведок на самолете Ил-12 Н-525

В 1955 году был океанологом высокоширотной воздушной экспедиции «Север-7».

В 1956 году совершал вылеты в качестве ледового разведчика высокоширотной воздушной экспедиции «Север-8». В 1957 году - океанолог в экипаже высокоширотной воздушной экспедиции «Север-9». В 1959 года океанолог высокоширотной воздушной экспедиции «Север-11» на станции «Северный полюс-6».

С 15 апреля 1961 года по 19 марта 1962 года был начальником станции «Северный полюс-8».

С 1 апреля 1965 года по 11 февраля 1966 года работал океанологом на дрейфующей станции «Северный полюс-14».

В 1966 году начальник специальной военной дрейфующей станции «Северный полюс-15Ф».

В 1967 году начальник второй смены высокоширотной воздушной экспедиции «Север-19», а в 1968 году начальник двух смен высокоширотной воздушной экспедиции «Север-20».

В 1969 году руководил станцией «Северный полюс-18» в промежутке между первой и второй сменой.

В 1970 году начальник второй смены высокоширотной воздушной экспедиции «Север-22».

В 1972 году гидролог-ледовый разведчик высокоширотной воздушной экспедиции «Север-24».

В 1973 году начальник отряда и ледовый разведчик в высокоширотной воздушной экспедиции «Север-25», нашёл ледяной остров, на котором 13 сентября 1973 года открыта дрейфующая станция «Северный полюс-22».

В 1974 году начальник отряда и ледовый разведчик высокоширотной воздушной экспедиции «Север-26».

С 1975 по 1977 год гидролог-ледовый разведчик высокоширотных воздушных экспедиций «Север-27», «Север-28», «Север-29».

8 апреля 1977 года Романов побывал на полюсе в восьмой раз.


 

Станция «Северный полюс-8» была закрыта 19 марта 1962 года в точке координат 83°15' с. ш. и 132°30' з. д.

 

Дрейфующая станция «СП - 15»

 

Станция «СП-15» открылась 15 апреля 1966 года, а 15 апреля 1967 года начала научную вахту новая смена полярников во главе с начальником станции Л. В. Булатовым. Лагерь этой станции впервые в истории 4 декабря 1967 года продрейфовал всего почти в одной морской миле от точки Северного полюса.

 

Полярники водрузили над полюсом флаг СССР и оставили там бутылку с запиской. Когда её выловят, то должны прислать по указанному в записке адресу: Ленинград, Фонтанка, 34, Арктический и Антарктический НИИ.

Дрейф полярной станции закончился 25 марта 1968 года. 

 

Вот что вспоминал о работе станции её начальник, кандидат технических наук, гляциолог Лев Валерьянович Булатов.

 

Фрагмент интервью начальника станции «СП-15» Л.В. Булатова о работе на дрейфующей льдине
Дата записи: до мая 1983 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 7623

Время звучания: 
1 мин. 58 сек.

 

Дрейфующая станция «СП - 15»

 

Станция «СП-16» начала дрейф 10 апреля 1968 года в точке координат 74°58' с. ш. и 171°40' з. д., хотя официальное начало исследований по научной программе состоялось 1 мая 1968 года. Произошло это в восточной части Арктики, примерно в 800 километров севернее острова Врангеля. Размер льдины при открытии станции 3000 х 4000 метров, в конце смены 8200 х 7400 метров.

 

Всего на льдине побывал 51 человек, было принято 180 самолетов ИЛ-14 и ЛИ-2, ими завезено 214 тонн груза. Продолжительность дрейфа составила 360 суток, 4 апреля 1969 года смена была окончена в точке координат 81°21' с. ш. и 177°38' в. д. Коллектив зимовщиков возглавлял Юрий Борисович Константинов, коллеги звали его «Борисыч».

 

Фрагмент интервью начальника полярной станции «СП-16» Ю.Б. Константинова о работе на Северном полюсе
Дата записи: до мая 1983 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 7623

Время звучания: 
3 мин. 49 сек.

Константинов Юрий Борисович
15 мая 1930 - 2001 гг.

В 1954 году окончил Ленинградское высшее Арктическое морское училище им. Адмирала С.О. Макарова по специальности «Гидрология моря (Океанология)». Всю жизнь проработал в системе Главного Управления гидрометслужбы СССР (ГУСМП (ГУГМС, ГОСКОМГИДРОМЕТ, РОСГИДРОМЕТ).

С 1954 по 1961 год прошёл путь от рядового инженера-океанолога до директора Чукотской - Певекской обсерватории.

С 1961 по 1975 год от младшего научного сотрудника отдела экспедиций научно-исследовательского института Арктики и Антарктики (ААНИИ) Юрий Борисович дошёл до начальника дрейфующих станций и начальника морского отряда 16-й Советской Антарктической экспедиции. В этот период возглавлял две научные экспедиции по океанографической съёмке морей Арктики, отработал в десяти Высокоширотных воздушных экспедициях «Север» и был начальником четырёх дрейфующих полярных станций «Северный полюс»: «СП-10», «СП-14», «СП-16», «СП-19».

С 1973 года Юрий Борисович в ААНИИ возглавляет отдел научных экспедиций, курирует и принимает участие в организации всех арктических экспедиций 70 - 80-х годов (это дрейфующие научные станции, воздушные высокоширотные экспедиции «Север», морские патрульные экспедиции «Ледовый патруль», и просто морские, устьевые, прибрежные, специальные и т.д.).

Всего за этот период работы в ААНИИ участвовал в 25-ти различных научных экспедициях.

Награждён государственными наградами.


 

Станция «СП-16» повторила рекорд «долгожития», установленный в 1959 году станцией «СП-6». К весне 1972 года станция «СП-16» ушла на такое отдаление от места высадки, куда ещё почти не попадали советские дрейфующие станции. Чтобы снять зимовщиков с льдины, пришлось наладить «воздушный мост» за пять тысяч километров от берега. Полторы тысячи суток дрейфа «СП-16» – это рекорд в истории исследования Арктики с помощью дрейфующих станций. Зимовщики последней, четвертой смены возвратились в Ленинград 28 марта 1972 года.

 

Дрейфующая станция «СП - 19»

 

Комсомольско-молодёжная станция «СП - 19» начала работу впервые в истории в условиях полярной ночи 7 ноября 1969 года в точке координат 74°34’ с. ш. и 161°48’ в. д.

 

В ночь с 4 на 5 января 1970 года льдина, на которой размещалась станция, села на мель вблизи островов Де-Лонга и раскололась. Под некоторыми палатками появились трещины, погибло несколько складов и построек. В марте коллектив станции и оборудование вертолетом было перевезено на основную часть ледяного острова. Начальник станции - Артур Николаевич Чилингаров.

 

Выступление начальника дрейфующей полярной станции «СП-19» А.Н. Чилингарова на 16-м съезде ВЛКСМ 
Дата записи: 29.05.1970 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 5293

Время звучания: 
3 мин. 20 сек.

Фрагмент интервью А.Н. Чилингарова журналисту Л. Швецовой о себе, о комсомольско-молодёжной полярной экспедиции «СП – 19» в эфире радиостанции «Юность»
Дата записи: 30.11.1983 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 11101

Время звучания: 
7 мин. 48 сек.

Фрагмент интервью А.Н. Чилингарова журналисту Л. Швецовой о рабочих и человеческих качествах полярников
Дата записи: 30.11.1983 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 11101

Время звучания: 
5 мин. 09 сек.

Фрагмент воспоминаний и песня, посвященная дрейфующей полярной станции, в авторском исполнении В.М. Пигузова
Дата записи: 30.11.1983 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 11101

Время звучания: 
2 мин. 11 сек.

Пигузов Владислав Михайлович

Инженер-радиолокаторщик, выпускник Ленинградского Арктического училища.

В 1955 году состоялась его первая зимовка на острове Андрея, на полярной станции, где молодой радиотехник передавал каждые три часа метеосводку, а вечерами брал в руки гитару и сочинял песни.

В 1962 - 1963 годах - он локаторщик на станции «СП-11», в 1976 – 1977 годах - начальник второй смены «СП-23», в 1987-1989 годах - начальник первой смены «СП-30».

Работал на дрейфующих полярных станциях «СП-17», «СП-19», «СП-24».

В.М. Пигузов стал первым руководителем станции «Русская» в Антарктиде в 1972 году.

В должности заместителя начальника экспедиции «Север» В.М. Пигузов успешно занимался организацией сверхраннего перехода транспортного судна «Капитан Мышевский» и атомного ледокола «Сибирь» для обеспечения высадки на лёд коллектива дрейфующей станции «Северный Полюс – 24».

В 1979 – 1984 годах – он начальник Амдерминского управления гидрометеорологической службы.

Вернувшись в Арктический и антарктический научно - исследовательский институт Росгидромета, В.М. Пигузов продолжил свою экспедиционную деятельность в качестве начальника внутриконтинентальной антарктической станции «Восток» в период 30-й Советской Антарктической Экспедиции, начальника 35-й Советской Антарктической Экспедиции, заместителя начальника сезонного состава 38-й и 41-й Российских Антарктических Экспедиций.

Награждён государственными наградами.


 

Дрейфующая станция «СП - 22»

 

12 мая 1981 года в точке координат 86°06' с. ш. и 151°25' в. д. заступила на вахту девятая смена дрейфующей станции «СП-22» во главе В.В. Лукиным. Он был одним из самых молодых начальников советских дрейфующих полярных станций. И он же, вместе с лётчиком Л.А. Вепревым и другим гидролого-ледовым разведчиком И.П. Романовым, обнаружил 6 апреля 1973 года в море Бофорта нужный для будущей станции ледяной остров. На нём 13 сентября 1973 года была открыта дрейфующая станция «Северный полюс-22».

 

Каждую весну станция служила базой для «прыгающих» отрядов, участники которых вели исследования в самых разных районах Ледовитого океана. Станция работала 3120 суток. За это время она прошла по замкнутому кольцу в Канадско-Аляскинском секторе Арктического бассейна, а затем двигалась через Северный полюс в пролив Фрама. 8 апреля 1982 году станцию закрыли её первооткрыватели - Л.А. Вепрев и В.В. Лукин - последний начальник станции.

 

Фрагмент воспоминаний В.В. Лукина о подвиге члена воздушной экспедиции «Север-25» и пребывании на арктической станции СП-22 на вечере в ЦДЛ, посвященном 50-летию Северного морского пути
Дата записи: 07.12.1982 г.
Архивный шифр: ф.13, оп.4, ед. уч. 291 - 1

Время звучания: 
6 мин. 22 сек.

Лукин Валерий Владимирович
Родился 20.12.1946 года

Океанолог, полярник, заместитель директора Арктического и антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) Росгидромета, начальник Российской антарктической экспедиции (РАЭ), Национальный представитель России в Совете управляющих национальными антарктическими программами, член Научного совета Российской Академии наук по изучению Арктики и Антарктики, член международной программы «Изучение подледниковых озер Антарктики» Научного комитета антарктических исследований при Договоре об Антарктике.

В 1970 году окончил географический факультет Ленинградского государственного университета. По распределению был направлен на работу в отдел океанологии ААНИИ.

В качестве специалиста-океанолога и руководителя Лукин принимал участие в работах двадцати одной арктической экспедиции: в пятнадцати Высокоширотных воздушных экспедициях «Север» и «А-317», в четырех морских и в двух экспедициях дрейфующих станций «СП-22» и «СП-29».

Бортнаблюдатель - ледовый разведчик 1 класса. Налетал в Арктике на самолетах Ли-2, АН-2, ИЛ-14, АН-24 и вертолетах МИ-8 более 4500 часов, выполнил более 1000 первичных посадок на дрейфующий лед.

В 2007 году Лукин, будучи единственным представителем России, защитил её интересы в Арктике на экспертной конференции Wilton park conference.

В.В. Лукин - автор более ста научных, общественно-публицистических и научно-популярных статей, одной монографии и справочника по вопросам океанологии Северного Ледовитого океана, применению электронно-вычислительной техники в условиях арктических экспедиций, истории и современного состояния полярных исследований.

Награждён государственными наградами.


 

Фрагмент воспоминаний поэта М.А. Дудина о полётах на арктические станции СП-21 и СП-22 и прочтение стихотворений на тему Севера
Дата записи: 07.12.1982 г.
Архивный шифр: ф.13, оп.4, ед. уч. 291 - 1

Время звучания: 
4 мин. 57 сек.

Дудин Михаил Александрович
20.11.1916 – 31.12.1993 гг.

Русский советский поэт, переводчик и журналист, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР.

Окончил Ивановскую текстильную фабрику-школу. После работы помощником ткацкого мастера был направлен в комсомольскую газету «Ленинец». Работал журналистом в Иванове, Комсомольске, на Баксанстрое в Кабардино-Балкарии, одновременно учился на вечернем отделении педагогического института.

Печататься Михаил Александрович Дудин начал с 1934 года. Его первый сборник стихов «Ливень» вышел в 1940 году.

В 1939 году Дудин был призван в армию. Сразу после мобилизации ушел на финский фронт. В Великую Отечественную войну служил в конном взводе разведки полковой батареи, с первого до последнего дня был на полуострове Ханко, на Гангуте. В 1942 году принят в члены Союза советских писателей. С этого времени служил во фронтовых газетах, выпускал листовки и брошюры.

Михаил Дудин - автор стихотворных и прозаических произведений, переводов и шаржей.


 

Фрагмент выступления Е.К. Фёдорова о начале планомерного освоения Арктики и значении первой экспедиции на Северный полюс, о деятельности полярных станций «СП-22» и «СП-23»
Дата записи: 08.07.1977
Архивный шифр: ф.1, ед. уч. 10071

Время звучания: 
4 мин. 14 сек.

 

На разных дрейфующих арктических станциях побывал конферансье, народный артист РСФСР, Борис Сергеевич Брунов. Он организовывал поездки к полярникам многих творческих групп артистов.

 

Фрагмент воспоминаний Б.С. Брунова о посещении деятелями культуры полярных станций, о встрече с Е.И. Толстиковым на СП-4
Дата записи: 07.12.82 г.
Архивный шифр: ф.13, оп.4, ед. уч. 291 – 1-2

Время звучания: 
4 мин. 34 сек.

Брунов Борис Сергеевич
10.06.1922 – 1.09.1997 гг.

Конферансье, режиссёр, педагог, народный артист РСФСР, профессор, руководитель Московского государственного театра эстрады.

С 10 лет Борис принимал участие в цирковых представлениях в номерах своих отца и матери. Он мог выступать и как акробат, и как жонглер, и как музыкант на ксилофоне и концертино. 
С 1948 года Борис Сергеевич работал ведущим в музыкальных бригадах, с блеском используя монологи из советских газет и журналов.

23 октября 1954 года Борис Брунов с успехом принял участие в большом концерте в Колонном зале Дома Союзов и стал постоянным конферансье Мосэстрады.

В 1971 году окончил Высшие режиссерские курсы. С 1983 года стал директором Театра эстрады в Москве.


 

Атомоход «Арктика» на полюсе!

 

17 августа 1977 года, в четыре часа утра по Московскому времени, томный ледокол «Арктика», построенный на Балтийском заводе в Ленинграде, первый из надводных кораблей, впервые в истории человечества достиг Северного полюса. Событие произошло во время вахты первого старпома А.А. Ламехова. Атомоход «Арктика», за 176 часов плавания прошёл 2528 миль, преодолел мощный ледяной покров Центрального Арктического бассейна.

 

 

«Арктика» (головной корабль серии проекта 1052) – второй советский атомный ледокол с ядерной установкой мощностью 75 тысяч лошадиных сил, которая позволяла взламывать лёд толщиной до пяти метров и развивать на чистой воде скорость до 23 узлов. Атомоход «Арктика» был заложен 3 июля 1971 года на Балтийском заводе в Ленинграде. 25 апреля 1975 года принят в эксплуатацию.

 

Знаменательное событие стало воплощением мечты многих поколений отечественных полярных исследователей и мореплавателей. Оно было отмечено торжественной церемонией поднятия флага СССР, который взвился на высоту десятиметровой стальной мачты, установленной прямо на льду.

 

Атомоход провёл на «вершине мира» около 15 часов. За это время учёные, входившие в состав научной группы, выполнили комплекс исследований и наблюдений. Перед отплытием моряки опустили в воды Северного Ледовитого океана памятную металлическую плиту с изображением советского герба. Этому событию была посвящена пресс-конференция, на которой Министр Морского флота СССР Тимофей Борисович Гуженко рассказал об истории освоения Арктики и роли опыта её первопроходцев, о тяжелейших условиях судоходства в арктических условиях, и значении Северного морского пути для нашей страны и всего человечества.

С именем Министра морского флота СССР Тимофея Борисовича Гуженко связывают превращение морского флота в передовую отрасль народного хозяйства СССР, с развитой материально-технической базой и инфраструктурой, впитавшую в себя новейшие достижения науки и техники, с передовыми подходами в организации работы морского транспорта.

Т. Б.  Гуженко внес значительный вклад в развитие Арктики и арктического судоходства. 17 августа 1977 года экспедиция на атомоходе «Арктика» под его руководством впервые достигла Северного полюса на надводном судне. После успешного рейса «Арктики» и анализа его результатов началась работа над организацией открытия ранней арктической навигации Северного морского пути, в районах с максимальными грузопотоками в порты Дудинка, Игарка, Анадырь.

 

Фрагмент выступления Министра морского флота СССР (1970 - 1986 гг.) Т.Б. Гуженко о походе атомохода «Арктика» на Северный полюс
Дата записи: 26.08.1977 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 7302

Время звучания: 
14 мин. 10 сек.

Гуженко Тимофей Борисович
15.02.1918 - 10.08.2008 гг.

Министр морского флота СССР (1970 - 1986 гг.), Герой Социалистического труда, один из основателей компании «Совкомфлот».

Окончил в 1942 году Одесский институт инженеров морского флота, а позже – Ленинградскую Военно-морскую академию кораблестроения и вооружения им. А. Н. Крылова. 

 В годы войны работал в Мурманском морском торговом порту, обеспечивая прием полярных конвоев с военными и гражданскими грузами, необходимыми фронту.

В послевоенные годы – начальник Холмского, а затем Корсаковского морских торговых портов.

В 1955 году Гуженко возглавил Сахалинское морское пароходство, став самым молодым начальником пароходства в СССР.  С 1966 году – первый заместитель Министра морского флота СССР, а с 1970 года – Министр морского флота СССР.

 С именем Т.Б. Гуженко связано становление советского морского флота, как высокотехнологичной, конкурентоспособной и эффективной отрасли народного хозяйства страны, вобравшей лучшие достижения науки и техники. Когда в 1970 году Т.Б. Гуженко стал министром, морской флот СССР являлся дотационной отраслью.

Награжден правительственными наградами.


 

Фильм «Атомоход Арктика на Северном Полюсе» (хроника)


 

Экспедиция «Комсомольской правды» к северному полюсу

 

15 марта 1979 года - был дан старт первой в мире лыжной экспедиции, отправившейся к Северному полюсу.

 

 

Экспедиция газеты «Комсомольская правда» длилась с 16 марта по 31 мая 1979 года. Спустя 76 дней, пройдя по льдам расстояние почти в две тысячи километров, семеро смелых полярников Дмитрий Шпаро, Юрий Хмелевский, Владимир Леденёв, Вадим Давыдов, Анатолий Мельников, Владимир Рахманов и Василий Шишкарев покорили на лыжах Северный полюс.

 

Фрагмент радиорепортажа журналистки Л. Швецовой и отчёт Дмитрия Шпаро о экспедиции газеты «Комсомольская правда» в эфире радиостанции «Юность»
Дата записи: 1979 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 10797

Время звучания: 
4 мин. 43 сек.

 

А в ночь с 30 на 31 мая 1979 года к ним на полюс прилетели журналисты Юрий Сенкевич, Василий Песков и поэт Андрей Вознесенский. Над их красной палаткой пролетел стратегический бомбардировщик Ту-142, ведомый подполковником Владимиром Дейнека, и с неба на парашюте приледнилась к ним бутылочка коньяка и записка с сердечными поздравлениями лётчика.

 

Дмитрий Шпаро потом вспоминал: «Если привезти туда человека и не сказать ему, что он на Северном полюсе, то он вообще ничего не почувствует: холодно, голо, ветер воет, страшно. Для всей нашей команды первые моменты на Северном полюсе были важны».

 

Фрагмент радиорепортажа журналиста Л. Барщевского и интервью Д. Шпаро о экспедиции газеты «Комсомольская правда» в эфире радиостанции «Юность»
Дата записи: 1979 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 10797

Время звучания: 
7 мин. 47 сек.

 

«За три дня до полюса не было солнца, мы шли при сильной облачности, мы не могли по Солнцу определить свои координаты. Решили, что надо очень форсировано идти, чтобы лед не успевал нас сносить. Иначе бы мы сильно промахнулись. Мы шли без ночевок, потому что во время них как раз сносит. Когда по нашим подсчетам до Полюса оставалось 300 метров, можно было считать, что мы достигли цели, так как точность наших астрономических наблюдений была полтора километра. Как быть с этими 300 метрами: идти дальше или считать, что мы на месте? Впереди по направлению ужасное поле торосов. Кто-то считал, что идти нужно, кому-то было безразлично... Василий Шишкарев сказал: Будем взвешивать пятак на весах, деление которых килограмм". Я на него за такой подкол, конечно, разозлился. Приняли решение идти, корячились полчаса в этих торосах».

 

Фрагмент интервью заведующего лабораторией психологической совместимости института медико-биологических проблем М. А. Новикова о вкладе экспедиции газеты «Комсомольская правда» в науку
Дата записи: 1979 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 10797

Время звучания: 
0 мин. 47 сек.

Новиков Михаил Алексеевич, заведующий лабораторией психологической совместимости института медико-биологических проблем ИМБП, кандидат медицинских наук, занимался разработкой и практической реализацией методологии проведения наземных экспериментов с изоляцией для совершенствования медико-биологического обеспечения длительных космических полетов.


 

«Был один важный нюанс. Вот семь было лыжников. Кроме того, были базовые радисты, от них зависело очень многое и у нас была такая очень важная договоренность: первые люди, которые прилетают к нам, это наши базовые радисты. И теперь, когда мы дошли до Северного Полюса, новой заботой было то, что мы должны обязательно сделать так, чтобы эти четверо ребят оказались на Северном полюсе: Миша Деев, Федор Склокин, Гера Иванов и Александр Шатохин.... Значит, вот мы добились того, что первый самолет не привез никого, кроме наших базовых радистов и ответственного секретаря штаба Владимира Снегирева. Еще был наш друг, летчик Кривошея и вот был такой совершенно потрясающий эпизод. Их самолет сел, мы идем от нашей палатки навстречу этим людям, которые прилетели, наши базовые радисты, и, я думаю, что вот в этот момент количество и в каком-то смысле качество чувств было абсолютно неповторимым. Чувств было очень много и чувства были, которые ни с чем сравнить невозможно. Причем, и у нас, и у тех людей. И вот мы шли навстречу друг другу. И были абсолютно счастливы... Дай Бог каждому испытать в жизни такое же чистое и абсолютное счастье...» - утверждал Дмитрий Шпаро.

 

Фрагмент радиорепортажа и рассказ Дмитрия Шпаро об окончании экспедиции газеты «Комсомольская правда» в эфире радиостанции «Юность»
Дата записи: 1979 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 10797

Время звучания: 
2 мин. 27 сек.

Фрагмент интервью журналистки В. Соколовской с математиком, штурманом и научным руководителем лыжной экспедиции газеты «Комсомольская правда» Ю.Л. Хмелевским о походе на полюс, о человеческих качествах участников и песня полярников
Дата записи: 1981 г.
Архивный шифр: ф. 1, ед. уч. 11394

Время звучания: 
13 мин. 03 сек.

 

Теперь попасть на Северный полюс можно в любое время в качестве туриста. Российские атомные ледоколы регулярно доставляют туда группы любителей северной романтики. И всё это сегодня достижимо только благодаря многовековой драматической истории полярных первопроходцев.