РГАФД в социальных сетях: ВКонтакте • Instagram • FacebookYouTube

История отечественной звукозаписи и фоноархивистики

Версия для печати

Веками ход истории запечатлялся знаком письменным, несущим сквозь время память о делах человеческих. Поэтому и выражение «голос истории» понимается обычно в духе бунинского «на мировом погосте звучат лишь письмена». Такие представления во многом справедливы, но вот уже более ста лет звучит над миром и живой голос музы истории Клио, обретенный ею декабрьским вечером 1877 года, когда Томас Эдисон впервые прослушал только что надиктованное им на восковой валик фонографа стихотворение о Мэри и ее овечке. Так родился фонодокумент, завоевавший в последующие годы огромную популярность и превратившийся в неотъемлемую часть общественного бытия. Таким образом, появился новый исторический источник, запечатляющий звуковой образ эпохи, новый объект приложения сил и знаний архивных работников.

Теоретически, способ механической фиксации звуковых колебаний был известен с древних времен, однако, только в последней четверти XIX века удалось реально создать прибор, позволяющий не только зафиксировать, но и воспроизвести живой звук. На практике это сделали одновременно французский изобретатель Шарль Кро и уже упоминавшийся Томас Эдисон. И тот и другой использовали носитель из мягкого материала (воск, фольга) и мембраны с металлическими иглами. Приоритет изобретения Т. Эдисона в том, что он сумел не только создать действующий фонограф, но и наладить его промышленное производство, что способствовало массовому распространению этого способа записи звука.

Фонограф довольно быстро завоевал популярность, особенно среди специалистов, заинтересованных в фиксации живого звука – этнографов, фольклористов, искусствоведов.

Так же, на фоновалики были записаны голоса известных политиков, общественных деятелей и популярных представителей литературы и искусства.

Первое появление фонографа в России датируется 1878 годом, когда компания Т. Эдисона организовала показательные записи и фонографические концерты в Политехническом музее в Москве.

При многих достоинствах, таких как компактность и сравнительная простота пользования, фонограф имел и серьезный недостаток – невозможность тиражирования фоноваликов из-за резкой потери уровня звучания при их перезаписи. Этот момент серьезно сдерживал распространение фонодокументов.

Указанный недостаток был преодолен с изобретением граммофона и грампластинки. Эта разработка ганноверского инженера Эмиля Берлинера явилась серьезнейшим скачком в истории звукозаписи.

Суть ее заключалась в использовании более совершенного и стойкого носителя – металлического граморигинала, получаемого путем гальванической обработки воскового диска, на котором механическим путем фиксировалась звуковая информация. С граморигинала также гальваническим способом изготавливались матрицы, служившие для печатания тиражей грампластинок. Появилась возможность массового выпуска звуковых записей. Технологическая сложность производства грампластинок компенсировалась простотой эксплуатации звуковоспроизводящего прибора, граммофона.

С появлением грампластинок и граммофонов началось массовое распространение фонодокументов, в первую очередь в бытовую сферу. Это предопределило репертуар записей. Подавляющее большинство среди них составили музыкальные произведения различных жанров.

Есть сведения о том, что первые записи русских исполнителей были осуществлены в Германии компанией «Эмиль Берлинер Граммофон» в 1898 году, когда были выпущены грампластинки исполнителей цыганских романсов и народного хора под управлением С. Медведевой.

К началу ХХ века грампластиночное производство оформилось в специфическую отрасль промышленности, которая при удачной постановке дела приносила немалую прибыль. Сложился определенный рынок грамзаписей со своими особенностями, приоритетами и легендами. В общественную жизнь вошло явление, получившее название «граммофонный мир».

Начало производства отечественых грампластинок было в 1902 году с запуском в Риге заводов «Граммофон» и «Зонофон». Вскоре компания «Граммофон» поглотила конкурента, оставив, однако в производстве грампластинки с этикеткой «Зонофон», на которую записывался «второстепенный», по сравнению с «Граммофоном», репертуар.

Акционерное общество «Граммофон», являясь по сути своей транснациональной фирмой, было наиболее мощным и по техническому оснащению, и по финансовым возможностям производителем грампластинок и граммофонов.

В первые годы XX века начали свою деятельность и другие отечественные фирмы грамзаписи. До начала Первой Мировой войны с разной степенью успеха действовало около двадцати таких компаний. Одни просуществовали 1–2 года, другие оставили более значительный след в истории отечественной грамзаписи. Среди последних можно упомянуть Русское акционерное общество граммофонов (РАОГ) в Петербурге, который возглавлял известный оперный певец Н.Н. Фигнер. Значительную известность приобрела фирма «Сирена Рекорд», чьи фабрики находились в Варшаве и Вильно. Она отличалась высоким качеством продукции и выходила с ней на европейский рынок. В 1907 году в Москве открылась граммофонная фабрика известной французской фирмы «Братья Пате», оставившая заметный след в мировом производстве аудиовизуальной документации.

Высоким качеством грампластинок и столь же высоким уровнем репертуара отличалась возникшая в 1910 году фирма «Метрополь‑рекорд».

В 1910-х гг. грампластинка завоевала огромную популярность во всех слоях российского общества. Конкуренция фирм заставляла их постоянно расширять как репертуарный диапазон записей, так и вести напряженный поиск новых ее объектов. По этой причине в упомянутый период на грампластинках были зафиксированы значительные и выдающиеся явления отечественного искусства. Именно по этому, грампластинки первых десятилетий XX века представляют собой уникальный комплекс исторических источников.

При интенсивном развитии граммофонной промышленности и огромном общественном интересе к ее продукции архивное хранение фонодокуменов было крайне плохо организовано. Естественно, в те годы складывались и существовали серьезные частные коллекции в Москве и Санкт‑Петербурге, о которых ныне мало что известно – бури истории губительны для столь хрупкого предмета. С началом немецкого продвижения к северной столице в период 1-й Мировой войны, все они были перевезены в Москву на склад граммофонной фабрики на улице Щипок. Условия их хранения были, конечно, далеки от идеальных, в период бурных событий было не до фонодокументов, что губительно сказалось на их физическом состоянии.

Вместе с тем, нельзя не отметить парадоксальный момент – пусть вынужденно, пусть стихийно и бессистемно, но все же произошла концентрация значительного объема грамзаписей, выпущенных в нашей стране за первые пятнадцать лет их производства. Это стало положительным фактором в последующей организации государственного архивного хранения.

Национализация предприятий грампластиночной промышленности в 1918–1919 гг. ознаменовала собой начало нового этапа в истории отечественной грамзаписи. На долгое время производство звукозаписей перешло в монопольное ведение государства.

Первоначально, немногие действующие граммофонные фабрики были подчинены Наркомпроду, но уже в 1919 году они передаются в ведение Центрального управления учета, распределения и распространения произведений печати (Центропечать), в котором создается специальный отдел «Советская пластинка». В сложных экономических условиях начала 20-х годов производство пластинок шло в весьма ограниченных объемах, причем приоритетными были записи политического и агитационного содержания.

С 1922 года граммофонным делом ведало объединение «Грампластинка» в системе Наркомпроса, которое занималось не только производством, а также распределением и сбытом звуковой продукции.

В 1924 году эти функции были переданы Музпреду Наркомпроса, а вскоре в составе ВСНХ был создан Музтрест, одной из задач которого являлось и руководство грампластиночным производством.

В связи с реорганизацией управления хозяйством страны в 1933 году при Наркомтяжпроме создается Государственный трест граммофонно‑пластиночной промышленности (Грампласттрест), на который специальным постановлением Совнаркома СССР были возложены задачи реконструкции и развития всей этой отрасли.

В этот период значительно возрастают общественные потребности в звуковой информации, что ставило новые требования и к технической, и к организационной стороне дела. В 1920–1930-е гг. обращается внимание на проблему сохранения звукового исторического наследия, хотя с решением ее все обстояло весьма неоднозначно.

Фонодокументы по-прежнему оставались в полном распоряжении производственных предприятий и органов радиовещания. В этих организациях подход к ним был утилитарным, с точки зрения сиюминутных практических нужд. Долгое время звуковые документы оставались вне сферы внимания архивной службы. Бытовало мнение, отголоски которого слышны и поныне, о том, что фонодокументы являются лишь неким дополнением к письменным источникам; что-то вроде иллюстрации.

Во многом, такой взгляд сложился под влиянием устоявшегося отношения к грампластинке только как к принадлежности быта, удовлетворяющей невзыскательный вкус. Предыстория такого отношения берет начало в первые годы деятельности граммофонных фирм, у которых пластинки, как правило, градировались по цене в зависимости от репертуара. Естественно, наиболее дорогими были записи классических произведений в исполнении самых известных артистов. Что и понятно, поскольку знаменитости получали и высшие гонорары за запись. Народная музыка, песни и эстрада считались массовой продукцией, которая ориентировалась на более широкий круг потребителей, была дешевле. Их тиражи значительно превышали тиражи пластинок с записями классики, отчего дешевой продукции было больше и встречалась она гораздо чаще. Таким образом, создавалось впечатление, что и весь репертуар грамзаписей – это массовые произведения.

В то же время, граммофон по сути своей является аппаратом очень демократичным. Самые простые образцы стоили в дореволюционное время сравнительно недорого и приобрести их могли люди из разных социальных слоев общества. А поскольку классика и высокое искусство требуют определенной подготовки слушателя, то наибольшим спросом пользовались грампластинки с доступным репертуаром.

Так и начался складываться определенный стереотип в отношении грампластинок. И какими только эпитетами здесь не пользовались: «низкопробный вкус, мещанские, обывательские запросы». При этом забывалось, что долгое время именно грампластинка являлась, говоря сегодняшним языком, наиболее распространенным «средством массовой коммуникации». Грампластинка несла в массы произведения искусства, запечатлела и сохранила творчество многих деятелей отечественной культуры.

Конечно, не многие шедевры записывались на грампластинки. Но шедевр создается редко, для создания образца эпохи в произведении классического жанра требуются иногда многие годы. А в эстраде, городском фольклоре, нынешней авторской песне – бьется живой пульс современности. И такие произведения могут дать историку богатый материал для понимания духа времени того или иного отрезка истории.

Сейчас это воспринимается как истина, а в 1920–1930-е гг. подобную точку зрения приходилось доказывать и отстаивать. К этому привлекались многие государственные деятели, известные в отечественной культуре люди. Так, например, идею создания фоноархива развивал в речи «Культурная роль граммофона» Л.В. Луначарский: «Все то богатство, которое может быть обработано живой человеческой речью, включая сюда художественное чтение, исполнение ролей артистами и так далее, может быть запечатлено в таком архиве более или менее, практически, на века. Вот почему, конечно, дело создания такого архива является предметом огромной политической важности и огромной культурной значительности».

В 1930-е гг. один из руководителей архивной службы В.В. Максаков писал в Президиум ВЦИК о необходимости государственного хранения фонодокументов, обосновывая необходимость их государственного хранения: «По своему значению и содержанию этот материал представляет собой не что иное, как новейшую разновидность документа, хотя и непривычную со стороны оформления».

Активно выступал в печати на ту же тему один из инициаторов создания в 1920-е гг. в Петрограде Института живого слова (лаборатории, записывавшей многих видных деятелей культуры и науки) С.И. Бернштейн.

В результате разносторонних усилий в декабре 1932 года Постановлением ЦИК СССР был образован Центральный архив звуковых записей. Территориально он находился там же где и сейчас, в Лефортовском дворце на улице Коровий брод, ныне 2-я Бауманская.

Перед новым архивом стояла сложная задача – хранить, упорядочить и сделать доступным для использования огромный массив фонодокументов, поступивших десятками тысяч. В первую очередь, в архив передавались граморигиналы дореволюционных фирм, находившиеся на складах фабрик грамзаписи. Состояние этих документов было весьма плачевным, т.к. хранились они много лет в «случайных» условиях. Кроме того, отсутствовала какая-либо сопроводительная документация.

Были допущены и архивные ошибки. Главная погрешность состояла в том, что на фонодокументы механически перенесли понятия и практику работы с бумажной документацией. Поэтому, первоначально на госхранение принимали только металлические оригиналы грамзаписей, а пластинки, как копии, не считались архивными документам. Если учесть, что оригиналы и матрицы не имеют никаких атрибутов, кроме производственного номера, а прослушать их можно только на специальной аппаратуре, то можно представить, на сколько усложнилась работа архива.

Пластинка сама по себе представляет исторический интерес: этикеткой, особенностью внешнего оформления, материалом и т.д. Наличие пластинки значительно облегчает прослушивание, использование фонодокумента. Эта ошибка была исправлена только в 1950-е годы, когда в архив были переданы большие массивы грампластинок прежних лет выпуска и началось регулярное комплектование ими. Однако, до наших дней сказываются ошибки прошлого и поиск некоторых ранних грампластинок, не имеющихся в архиве, не прекращается и поныне.

Вскоре после создания ЦАЗЗ, он был объединен с Центральным кино-фото-архивом и до 1967 года существовал в качестве самостоятельного фоноотдела Центрального государственного архива кинофотофонодокументов СССР. Это слияние было во многом искусственной административной мерой, произведенной по чисто формальным причинам, и малообоснованное с архивоведческой точки зрения. Тем не менее, архивное собрание пополнялось как современными документами, так и записями прежних лет.

Немаловажной вехой в истории отечественной звукозаписи стало открытие в конце 1930-х годов Центрального дома звукозаписи. В это же время был реконструирован Апрелевский завод, а также начал работу новый завод грампластинок в Ногинске.

Долгие годы грамзаписи были единственным реальным фонодокументом, широко распространенным как в профессиональной, так и бытовой сферах. Однако, потребность в оперативных системах фиксации и воспроизведения звука стимулировало разработку новых технологий. В 1930-е годы появились новых разновидности фонодокументов – тонфильмы и шоринофоны, велись опыты с магнитной записью.

В конце 1940-х годов в стране функционировали Апрелевский, Ногинский, Ташкентский, Рижский и Ленинградский заводы грампластинок, находившиеся в ведении Комитета по делам искусств СССР. С 1949 года заводы грамзаписи были переподчинены Комитету радиоинформации при Совете Министров СССР, а через несколько лет в эту же систему вошел и Дом звукозаписи, получивший название Государственный дом радиовещания и звукозаписи (ГДРЗ).

Фоноотдел ЦГАКФФД стал комплектоваться не только грамзаписями, но и документами радиовещания, среди которых все большее место занимают магнитные фонограммы.

В 1964 году была создана Всесоюзная фирма грампластинок «Мелодия». Произошло окончательное оформление двух монопольных ведомств, производивших в СССР звуковую продукцию, – Гостелерадио СССР и Министерство культуры СССР, в системе которого функционировала Всесоюзная ВСГ «Мелодия».

Рост объемов звуковой информации обуславливал и количественный рост массивов фонодокументов, подлежащих государственному хранению. На повестку дня встал вопрос о восстановлении специализированного звукового архива. В 1967 году был воссоздан Центральный государственный архив звукозаписей СССР. С этого момента начинается первый этап развития отечественной фоноархивистики.

Силы ЦГАЗ СССР сосредотачиваются на целенаправленной работе с фонодокументами, что дает положительные результаты практически во всех направлениях архивной деятельности.

В то же время, формирующееся собрание фонодокументов отражает все характерные черты общественно-политической системы, в которой оно существует.

Кардинальные изменения, произошедшие в нашей стране 1990-е годы, непосредственно сказались и на звуковом архиве. С 1992 года он функционирует как Российский государственный архив фонодокументов.

Экономические и политические реформы совпадают с новым скачком научно технического прогресса, обусловившим появление качественно новых систем и технологий звукозаписи, средств коммуникации и информации.

В этих условиях РГАФД по мере сил и возможностей решает целый комплекс проблем, ставя основной задачей концентрацию и сохранение в своем собрании наиболее полного и представительного массива звуковых источников отечественной истории.

В настоящий момент, силы архива сосредотачиваются на целенаправленной работе с фонодокументами; закладываются основы развития архива на качественно новом уровне. Заметно оживляется комплектование, модернизированная техническая база дает возможность развернуть работу по улучшению обеспечения сохранности фонодокументов всех разновидностей. Развивается научно-справочный аппарат, появляются новые формы использования документов архива.

По природе своей фонодокумент является одновременно продуктом производственного процесса, историческим источником и социальным явлением. Поэтому он очень подвержен влиянию как общественных процессов, так и научно-технического прогресса, что постоянно ставит перед государственным архивом всё новые проблемы организационного, архивоведческого и практического характера. Архив непрерывно ведет поиск новых форм и методов работы, соответствующих современным условиям и требованиям.

Традиционные виды архивной работы наполняются новым содержанием. В области комплектования идет постоянный поиск новых источников комплектования, особенно в последние годы, когда произошли серьезные изменения в среде производителей аудиопродукции и органов массовой информации. Наряду с приемом документов фирм, предприятий, радиокомпаний, студий и т.п., архив развивает запись документов «устной истории», где преобладают фономемуары, что значительно расширяет содержательные рамки собрания документов.

В научно-справочный аппарат внедряются компьютерные системы.

Обеспечение сохранности фонодокументов различных способов записи проводится на базе новейшей звукоакустической и реставрационной техники. Использование новейших технологий позволяет считывать и реставрировать записи, еще не так давно считавшиеся «глухими», не поддающимися прослушиванию.

В использовании и публикации фонодокументов идет поиск новых форм работы и взаимодействия с потребителями документной информации.

В настоящее время в собрании архива представлены фонодокументы практически всех известных систем записи на различных физических носителях. Это – восковые валики фонографов, металлические граморигиналы и грампластинки разных времен и способов производства, тонфильмы и шоринофоны, магнитные фонограммы, лазерные компакт-диски.

Содержание архивных фонодокументов охватывает различные стороны общественной жизни, но преобладают в нем два исторически сложившихся направления – история культуры и хроника социально-политической жизни.

Документы общественно‑политического характера составляют численно меньшую, но содержательно богатейшую часть архивного собрания. Выход в свет в 1991 году очерка‑путеводителя по фонодокументам данной тематики дает возможность ознакомиться с ними более подробно.

Другое направление – это источники художественного культурного содержание. В крупных собраниях фонодокументов, таких как Государственный архив звукозаписей, накоплены значительные собрания подобных фонодокументов, представляющих в совокупности своей звуковую антологию истории культуры. Начало ей было положено М.Е. Пятницким, одним из первых оценившим значение звукозаписи для сохранения культурного наследия. Записанные им фоновалики являются старейшими документами архива, запечатлевшими произведения народного творчества. Ныне это одна из самых многочисленных групп фонодокументов, постоянно пополняющаяся новыми записями.

История отечественной культуры связана с искусством религиозных песнопений, записи которых составляют заметную часть в собрании архива. В их числе не только фонодокументы, запечатлевшие песнопения и обряды Русской Православной церкви, но и других религиозных конфессий.

Симфоническое и оперное искусство представлено множеством фонодокументов, запечатлевших творчество многих поколений актеров и исполнителей, что дало возможность собрать в архиве богатую коллекцию фонодокументов, многие из которых могут расцениваться как памятники культуры.

Обширно по количеству и содержанию архивное собрание фонодокументов песенных жанров – от куплетов до политической песни, от лирики до гражданской поэзии.

Не менее представительно и собрание фонодокументов танцевальной музыки, жанровое разнообразие которой простирается от старинных классических танцев до современнейших направлений рока, модернистских экстравагантных мелодий.

В меньшей мере звукозапись обратилась к театрально‑драматическому искусству. Тем не менее, и в этой сфере архив располагает фонодокументами, запечатлевшими как фрагменты и отдельные сцены, так и полные спектакли театров, в основном – московских. Эти записи дополняются фономемуарами артистов, режиссеров, собираемые архивом в рамках работы над «устной историей».

Обзоры, предлагаемые вниманию читателей, содержат сведения о фонодокументах Российского Государственного Архивного Фонда, находящихся на хранении в Российском государственном архиве фонодокументов и представляют собой краткие характеристики фондов звуковых документов.

В связи с тем, что пополнение имеющихся фондов происходит постоянно, статистические данные о количестве в них фонодокументов, как правило, не приводятся.

© Российский государственный архив фонодокументов (РГАФД), 2013–2015.
Использование материалов сайта допускается только после письменного согласия архива.
При использовании материалов сайта указание источника и активной гиперссылки на сайт – обязательно!

Яндекс.Метрика