95 лет со дня рождения Станислава Нейгауза

21.03.2022

95лет назад родился Станислав Нейгауз - выдающийся советский пианист и преподаватель. Его исполнительское искусство полюбилось слушателям за эмоциональность, «утонченность музыкального переживания» и «высокую культуру мысли и чувства». 

Его отец Генрих Нейгауз был известным пианистом и педагогом, в 1956 г. удостоенным звания Народного артиста РСФСР. О значимости его преподавательской работы говорит, например, то, что среди его консерваторских учеников были известные на весь мир Святослав Рихтер и Эмиль Гилельс. Генрих Густавович и сам регулярно выступал, произведения в его исполнении издавались на грампластинках.

Сын унаследовал его музыкальные способности и к пяти годам уже подбирал на клавиатуре мелодии, услышанные от родителей. Заметив это, они решили дать ребенку музыкальное образование. Сначала с ним занималась бабушка Ольга Михайловна Нейгауз, затем он учился в музыкальной школе им. Гнесиных в классе Валерии Листовой.

Станислав рос в семье отчима - поэта и писателя Бориса Пастернака, который в юности, кстати, тоже серьезно учился музыке. Возможно, время, проведенное с ним, соприкосновение с его литературной средой (а у Пастернаков бывали, например, Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Ираклий Андроников) повлияло в будущем на его исполнительское искусство, известное своей эмоциональностью и поэтичностью. Сам Нейгауз говорил, что стихи, которыми он заслушивался с детского возраста, дали ему как музыканту очень многое.

В 1945 г. он решил пойти по стопам родного отца и поступил в Московскую консерваторию, где учился до 1950 г. (до 1953 г. в аспирантуре). Первые годы с ним работал пианист и преподаватель Владимир Белов. Генрих Нейгауз, тоже преподававший в консерватории, поначалу не верил в артистическое будущее сына, но, присмотревшись к нему на студенческом вечере, взял к себе в класс, на третий курс. Об обучении у отца Станислав вспоминал:

«У него была масса учеников, он ведь был крайне перегружен педагогической работой. Помню, мне чаще приходилось слушать других, чем играть самому - очередь не доходила. Но, кстати, слушать тоже было очень интересно: узнавалась и новая музыка, и мнение отца об ее интерпретации. Его комментарии и замечания, кому бы они ни предназначались, приносили пользу всему классу».

Позже отец и сын не раз выступали совместно, исполняя произведения Моцарта, Шумана, Дебюсси, Рахманинова и других композиторов.

Станислав Нейгауз был выдающимся пианистом, но известности, какая была у отца и его самых знаменитых учеников, он так и не получил из-за скромности и жизненных обстоятельств. Это, прежде всего, родство с Генрихом Нейгаузом, из-за которого слушатели неизбежно сравнивали сына с отцом и формировали соответствующие ожидания от его игры. Это и арест Генриха Нейгауза в 1941 г. из-за отказа от эвакуации, и опала Бориса Пастернака после присуждения ему в 1958 г. Нобелевской премии. Станислав Нейгауз даже не стал лауреатом ни одного музыкального конкурса. В 1949 г. он проходил первым номером на Конкурс имени Шопена в Варшаве, но ему отказали в визе.

Наконец, и сам Нейгауз обладал скромным характером и больше сосредотачивался на музыке, чем на поиске успеха. И все же он стал признанным пианистом с пускай и не огромной, но преданной аудиторией. Ираклий Андроников, мастер художественного рассказа, в очерке «Снова Нейгауз» так писал об одном из его ежегодных выступлений памяти отца:

 «Забывается все. Играет художник большого масштаба. Музыкант благородный и скромный. С особой очевидностью раскрывшийся после смерти отца. Словно уход отца наложил на сына моральное обязательство стать еще выше, чем прежде, и продолжить традицию. Да, это та же — отцовская свобода музыкального мышления. Ассоциативно богатый мир. Душевное бескорыстие. Артистизм. Забота только о музыке. Но характер исполнения иной. В огромном зале Станислав Нейгауз остается словно наедине с инструментом и с музыкой. Словно в зале никого нет. И он играет как для себя. Как свое, глубоко личное…»

В начале 1960-х гг. Нейгауз возглавил собственный класс и занялся преподаванием. В общей сложности этой работе он посвятил около 20 лет. Ученики вспоминали, что он воспитывал в них прежде всего искренность, учил вовлеченности, активному эмоциональному единению с исполняемой музыкой — то есть тем качествам, за которые хвалят его собственное исполнительское искусство. Предлагаем вам послушать произведения в исполнении Станислава Нейгауза.

Особое место в репертуаре Станислава Нейгауза занимают произведения Фредерика Шопена - он считается одним из лучших шопенистов в стране.

Фрагмент записи исполнения сонаты Шопена №2 си бемоль минор, соч. 35
Запись 1971-1972 г.
Арх. № ф. 4, ед. уч. 61928

Время звучания: 
6 мин. 02 сек.

Прелюдия Сергея Рахманинова соль минор, соч. 23 № 5, в блистательном исполнении Станислава Нейгауза
Перезапись 1980 г.
Арх. № ф.4, ед. уч. 62037

Время звучания: 
3 мин. 53 сек.