90-летие со дня рождения Натана Яковлевича Эйдельмана

18.04.2020

Отец Натана Яков Наумович в первый же день Великой Отечественной Войны пошел добровольцем на фронт, прошел войну. В 1948 г., в разгар кампании по «борьбе с космополитизмом», его арестовали как сиониста и отправили в лагеря. Мать работала учительницей.

В школьные годы Натан интересовался историей и точными науками. Заканчивая школу, он выбирал между этими двумя направлениями, и решил поступил на исторический факультет МГУ. Его жена Юлия Моисеевна вспоминала, что сначала Натан Яковлевич хотел заниматься историей Востока, но тогдашний друг его переубедил, сказав, что архивы по истории стран Востока мало доступны советскому исследователю, а историю России можно изучать в любом уголке страны.

МГУ Натан Яковлевич Эйдельман окончил в 1952 году. Из-за ареста отца на научную карьеру он тогда рассчитывать не мог, поэтому устроился преподавать в школе рабочей молодежи в Ликино-Дулёве историю, немецкий язык, астрономию и географию. Через два года устроился в московскую школу. В Москве Эйдельман сблизился с тайным кружком Льва Николаевича Краснопевцева, члены которого, - в основном, выпускники исторического факультета МГУ, - обсуждали современную историю и идеологию и имели собственный взгляд на политические события в стране. В 1957 г. девятерых членов кружка арестовали, а Эйдельмана, как близкого к ним, уволили из школы и исключили из ВЛКСМ.

С таким эпизодом в биографии попасть в официальные научные круги было еще сложнее, и Эйдельман пошел по другому пути - занялся популяризацией истории. Он не считал себя способным писателем, поэтому долго не решался публиковаться. Первая публикация получилась, когда однажды он пришел к другу в редакцию, а тот тайно попросил стенографистку записать их с Эйдельманом беседу. В виде статьи она вышла в журнале «Литературная газета» под псевдонимом «Н. Натанов» в 1960 либо, по другим сведениям, в 1962 году.

Дальше Эйдельман писал самостоятельно и выпустил много популярных произведений на исторические темы, хотя, не все работы получалось опубликовать из-за идеологических ограничений. Как исследователя, его, прежде всего, интересовали исторические личности: А.И. Герцен, А.С. Пушкин, историк Н.М. Карамзин, декабристы М.С. Лунин, И.И. Пущин и другие. Особенно его привлекали герои c благородным характером, и важной казалась нравственная сторона изучаемых событий. Для Эйдельмана исторические исследования были не просто работой, но способом лучше разобраться и в проблемах современности, и даже в собственной жизни:

«…когда-то Герцен просто... помог мне, как близкий друг. Я бы сказал даже так: я ими занимался - Герценом, Пушкиным, декабристами - потому что они помогали мне жить. Это ‘’брак по любви'', я раньше занимался другими вещами - монополиями, царизмом начала XX века ... интересная тема, но вот душевного удовлетворения как раз и не давала, поэтому и оставил, искал довольно долго... наконец нашел Герцена, ахнул, обрел себя, любовь жизни своей, а от него уже пришел к Пушкину, декабристам, к XVIII веку... Я их выбрал, потому что любил. Поэтому мне и тепло... Баратынский мечтал найти в будущем поколении друга. Задача остается... а мы ищем в прошлом... Это, кстати, прекрасный способ продлить жизнь - на 100, 150, 200 лет, 500 лет! Знаете, я о людях пушкинского окружения знаю гораздо больше, чем о многих современниках».

Об Эйдельмане вспоминают как о человеке необычайного оптимистического темперамента с огромным кругом друзей, очень артистичного, работоспособного и всей душой увлеченного историей. Профессионализм Эйдельмана-историка удачно сошелся с талантом писателя и рассказчика. Те, кому посчастливилось беседовать с ним и слушать его выступления, вспоминали, что он как никто другой умел дать слушателю почувствовать близость к событиям прошлых лет. Только так, - считал он, - и нужно заниматься историей:

«Я по профессии историк, я окончил истфак Московского университета и пытаюсь расширять рамки чисто научных занятий, более того, считаю, что историк не должен замыкаться в сухой научной форме, ибо история столь поразительная наука, что сама в себя затягивает, уже и не вырвешься... Если сухо, значит неталантливо...»

В том, каким выдающимся, влюбленным в историю исследователем и рассказчиком был Натан Яковлевич Эйдельман, можно убедиться и сегодня.

Послушайте фрагмент его выступления в Центральном Доме Литераторов им. А.А. Фадеева о Павле Воиновиче Нащокине - близком друге А.С. Пушкина. (Полная запись выступления хранится в РГАФД.)

Н.Я. Эйдельман - выступление о П.В. Нащокине (фрагмент). Запись 1981 г.
Арх.№ ф. 13, оп. 4, № 210(2).

Время звучания: 
9 мин. 25 сек.