130 лет со дня рождения Бориса Леонидовича Пастернака

10.02.2020

Сегодня исполняется 130 лет со дня рождения Бориса Леонидовича Пастернака - поэта, писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе. Многим он известен, прежде всего, как автор романа «Доктор Живаго» – главного труда своей жизни, за который был удостоен Нобелевской премии, и из-за которого в СССР, уже в конце жизни, оказался в опале. Он родился в 1890 г., и революционные события 1917 г. встретил уже зрелым человеком. Можно сказать, что Пастернак творчески развивался и менялся вместе с бурным XX веком, в котором жил. Век его миловал: трагедии мировых войн и репрессий лично его не коснулись, и большую часть жизни он оставался официально признанным поэтом.

Борис Леонидович Пастернак родился в Москве. Отец был художником, а мать, Розалия Кауфман, — пианисткой. Часто бывали в доме Пастернаков художники, писатели и музыканты, например, И. Левитан, В. Поленов, А. Скрябин и даже Лев Толстой. Борис Леонидович с 1901 г. систематически учился музыке, сочинил несколько произведений, но отказался от музыкальной карьеры, потому что его смущало отсутствие абсолютного слуха. Окончив гимназию, поступил на философское отделение Московского университета. Философией занимался «с основательным увлеченьем, предполагая где-то в ее близости зачатки будущего приложения к делу». В апреле 1912 г. мать подарила ему 200 рублей, скопленные из заработков и сбережений. По ее совету Пастернак решил потратить их на поездку за границу и отправился в Марбургский университет на летние курсы по философии. Там записался в семинар известного профессора Германа Когена. Но в этой переломной заграничной поездке Пастернак окончательно убедился, что не хочет больше заниматься философией. Теперь оставалось только искусство.

Вернувшись из Марбурга, Пастернак первое время зарабатывал на жизнь домашними уроками и постепенно входил в московскую поэтическую среду. Он уже несколько лет интересовался поэзией и писал стихи. Модными были новаторские движения в искусстве. Пастернак писал:

«По внешности десятки молодых людей были одинаково беспокойны, одинаково думали, одинаково притязали на оригинальность».

Его тоже увлекали новые течения и поэтические объединения. Он вошел в кружок «Сердарда», центром которого был поэт Ю.П. Анисимов, затем в литературную группу «Центрифуга», состоял в «Левом фронте искусств», посещал кружок при издательстве «Мусагет», где часто выступал Андрей Белый. Участвуя в культурной жизни тех лет, познакомился с Владимиром Маяковским. В 1914 г. вышел его первый сборник стихов «Близнец в тучах», не вызвавший большого интереса у читателей. Пастернак продолжил писать стихи, а в 1915 г. попробовал себя в прозе, написав новеллу «Апеллесова черта». Тогда же вышел поэтический сборник «Весеннее контрагентство муз». В нем впервые было напечатано одно из самых известных стихотворений Пастернака «Метель». Но как выдающийся поэт Пастернак выделился после издания в 1922 г. книги стихов «Сестра моя жизнь», которую сам впоследствии оценивал положительно, что для него было редкостью. Критически относясь к своему раннему творчеству, исправляя одни стихи в последующих редакциях, а о других и вовсе предпочитая не упоминать, он считал, что находился под влиянием новых течений в искусстве, в которых быстро разочаровался. В своеобразном творческом манифесте «Несколько положений» 1922 г. он писал: 

«Современные течения вообразили, что искусство как фонтан, тогда как оно — губка. Они решили, что искусство должно бить, тогда как оно должно всасывать и насыщаться (…) Ему следует всегда быть в зрителях и глядеть всех чище, восприимчивей и верней, а в наши дни оно познало пудру, уборную и показывается с эстрады; как будто на свете есть два искусства и одно из них, при наличии резерва, может позволить себе роскошь самоизвращения, равную самоубийству». 

А так он отзывался в позднем письме к В.Т. Шаламову о собственном творчестве:

«Из своего я признаю только лучшее из раннего (Февраль. Достать чернил и плакать… Был утренник, сводило челюсти) и самое позднее, начиная со стихотворений ''На ранних поездах''».

В 1922 г. Пастернак женился на художнице Е. Лурье, и в 1923 г. у них родился сын Евгений. В 1920-е гг. Борис Леонидович переписывался с М. Горьким, М.И. Цветаевой. 

Помимо работы над собственными стихами, Пастернак переводил зарубежных авторов: П. Верлена, Дж. Китса, Р.М. Рильке. В ноябре 1933 г., посетив Грузию, начал переводить и грузинских поэтов. Переводы играли важную роль в жизни Пастернака еще и потому, что позволяли заработать в условиях постоянного безденежья и нередких отказов в публикации собственных сочинений. В конце 1920-х гг. он написал и выпустил книгу автобиографических заметок «Охранная грамота», в которой подытожил предшествующий период его жизни и творчества.

В 1930-е гг. Пастернак, несмотря на непростые отношения с государством в начале десятилетия, получает официальное признание. Летом 1932 г. по приглашению от Свердловского обкома партии поехал на Урал вместе со второй женой Зинаидой Николаевной и детьми, чтобы посмотреть на успехи индустриализации или коллективизации и написать о них очерк. Но, ознакомившись с местными условиями, вернулся в Москву преждевременно и писать отказался. Урал произвел тягостное впечатление: крестьяне голодали и тайком просили милостыню, а сам поэт «ничего решительно не видел специфически заводского или такого, зачем бы стоило ездить на Урал». Но уже в октябре того же года в Ленинграде с триумфальным успехом провел три творческих вечера. В 1934 г. он выступил на первом съезде Союза писателей, — его появление на трибуне приветствовали долгими аплодисментами. Его избрали и в правление Союза. В 1935 г. Пастернак вместе с Исааком Бабелем и Ильей Эренбургом представил Союз писателей на международном конгрессе писателей в защиту культуры. В 1938 г. получил квартиру в только построенном «Доме писателей» в Лаврушинском переулке. В это десятилетие, самый тяжелый период репрессий, Пастернак не пострадал, несмотря на благородное, но опасное для того времени поведение. Летом 1937 г. он отказался подписать одно из многочисленных писем, одобрявших расстрельные приговоры. А в 1935 г. с личным письмом обратился к Сталину, защищая арестованных мужа А.А. Ахматовой Николая Пунина и ее сына Льва Гумилева.

Первые месяцы Великой Отечественной Войны Пастернак провел в писательском доме в Переделкино, дежурил на московских крышах и тушил зажигательные бомбы: 

«В одну из ночей, как раз в мое дежурство, в наш дом попали две фугасные бомбы. Дом 12-ти этажный, с четырьмя подъездами. Разрушило пять квартир в одном из подъездов и половину надворного флигеля. Меня все эти опасности и пугали и опьяняли».

В Переделкино он работал, проходил военное обучение, продолжал писательскую работу: переводил патриотическую лирику народов СССР, писал статьи и стихи. В конце 1941 г. Пастернак эвакуировался в г. Чистополь под Казанью. В 1943 г. выезжал на фронт в освобожденный Орел в составе писательской бригады.

После войны Пастернак взялся за самое известное свое произведение — роман «Доктор Живаго».  Написанные главы читал узкому кругу знакомых, некоторые стихи, вошедшие в роман, удалось опубликовать в 1954 г. в журнале «Знамя». В это же время участились публичные выпады в его адрес, которые он игнорировал. Упрекали, например, в том, что в его стихах слишком мало общественных тем. После начала «оттепели» ситуация изменилась, но Пастернак отверг и эти новые условия. Варламу Шаламову в конце 1955 г. он писал:

«Сейчас большой поворот в сторону ''левого искусства'', ''опальных имен'' и пр. Конечно, я не составляю исключения. Часто куда-то зовут, что-то предлагают. За всеми этими движениями твердая уверенность, что у всех в головах одна и та же каша, и ничего другого быть не может, и только в том разница, в каком виде ее подают, горячею или холодною, с молоком или маслом. Того, что можно думать совсем о другом и совсем по-другому, нет и в допущении. Конечно я ото всего отказываюсь и еще более одинок чем прежде. Пожалейте меня».

Но Пастернак продолжал трудиться над романом, и 10 декабря 1955 года роман, наконец, был закончен.

«Вы не можете себе представить, что при этом достигнуто! Найдены и даны имена всему тому колдовству, которое мучило, вызывало недоумение и споры, ошеломляло и делало несчастными столько десятилетий. Все распутано, все названо, просто, прозрачно, печально. Еще раз, освеженно, по-новому, даны определения самому дорогому и важному, земле и небу, большому горячему чувству, духу творчества, жизни и смерти...»  

23 октября 1958 г. Пастернака удостоили Нобелевской премии по литературе. Советское руководство сочло решение политически ангажированным и сразу же спровоцировало травлю Пастернака в печати и на собраниях. Роман «Доктор Живаго» объявили антисоветским, называли «художественно убогим, злобным, исполненным ненависти к социализму произведением», решение о присуждении премии за него — «враждебным политическим актом, направленным против Советского государства». Намерение писателя получить премию трактовалось как заискивание перед Западом. Пастернака исключили из Союза писателей, несколько раз пытались лишить гражданства и выслать из СССР, и вынудили отказаться от премии. 

30 мая 1960 г. Б.Л. Пастернак умер от рака легких. О месте и времени проведения похорон нигде официально не сообщалось, и всё же на них пришли более 4 тысяч человек. После смерти к Пастернаку несколько десятилетий возвращалось признание. В 1965 г. в серии «Библиотека поэта» вышел сборник его произведений, а в 1988 г. «Доктор Живаго» был опубликован в журнале «Новый мир», том самом, который отверг его в 1956 г. В 1989 г. Сын Пастернака, Евгений Борисович, получил Нобелевскую медаль и диплом отца.

Предлагаем послушать записи чтения Б.Л. Пастернаком своих стихотворений «Свидание» и «В больнице».

«Свидание», стихотворение. Автор Б.Л. Пастернак. Исполняет автор. Запись 1945-1950 гг.

Арх. № ф. 4, ед. уч. № 71754 (1)

Время звучания: 
1 мин. 33 сек.

«В больнице», стихотворение. Автор Б.Л. Пастернак. Исполняет автор. Запись 1958 г.

Арх. № ф. 4, ед. уч. № 62950 (2)

Время звучания: 
2 мин. 43 сек.