125-летие со дня рождения физика П.Л.Капицы 

08.07.2019

Петр Леонидович Капица был не только физиком, лауреатом Нобелевской премии по физике, но и организатором науки. После окончания реального училища (1914 г.) он поступил на электротехнический факультет Петербургского политехнического института. Известный физик А.Ф.Йоффе привлек П.Л.Капицу в свой семинар и на работу в лабораторию. Когда началась Первая мировая война, П.Л.Капица находился в Шотландии на каникулах, изучая язык. Он спешно вернулся в Россию, ушел добровольцем на фронт – служил водителем на санитарном автомобиле, возил раненных на польском фронте. Он возвратился в Петербург в 1916 г. после демобилизации и получил приглашение на работу в физико-технический отдел Рентгенологического и радиологического института (в 1921 г. преобразован в Физико-технический институт). Тогда же были опубликованы и первые научные работы П.Л.Капицы. Во время эпидемии "испанки" зимой 1919 – 1920 гг. за 18 дней он потерял отца, жену, двухлетнего сына и новорожденную дочь. Товарищи с трудом удержали его от самоубийства.

В 1921 г. в составе специальной комиссии П.Л.Капица отправился в Англию. По рекомендации А.Ф.Йоффе, но не без сложностей, устроился в Кавендишскую лабораторию, которой руководил Э.Резерфорд. Здесь проявился настоящий талант П.Л.Капицы как инженера-экспериментатора. Его работы в области сверхсильных магнитных полей принесли ему широкую известность в научных кругах. В Кембридже он защитил докторскую диссертацию, а с 1925 г. стал заместителем директора Кавендишской лаборатории по магнитным исследованиям, в 1929 г. избран действующим членом Лондонского Королевского общества, а также членом-корреспондентом АН СССР. Э.Резерфорд называл П.Л.Капицу "экспериментатором от Бога".

Через год (1930 г.) Совет Королевского общества выделил 15000 фунтов стерлингов на строительство в Кембридже специальной лаборатории для П.Л.Капицы, она была открыта в феврале 1933 г. П.Л.Капица все время поддерживал связи с СССР, содействовал международному научному обмену опытом, по его приглашениям на стажировку в Англию приезжали Ю.Б.Харитон и К.Д.Синельников. В 1930-х гг. участились случаи невозвращения советских ученых из заграничных командировок. В 1936 г. В.Н.Ипатьев и А.Е.Чичибабин были за это лишены гражданства и исключены из состава АН СССР. Аналогичная ситуация сложилась с Г.А.Гамовым и Ф.Г.Добжанским. В связи с этим правила выезда специалистов за границу были ужесточены. Советские власти были обеспокоены деятельностью П.Л.Капицы в Кембридже и тем, что он консультировал европейских промышленников. П.Л.Капица периодически приезжал с семьей в СССР отдыхать и повидаться с родными. Советское правительство не раз предлагало ученому остаться, но он каждый раз отказывался.

21 сентября 1934 г. П.Л.Капица приехал в Ленинград. Его вызвали в Москву, в СНК и снова предложили остаться. После очередного отказа П.Л.Капицы ему было сообщено об аннулировании его визы. Английская пресса сообщала о том, что профессора П.Л.Капицу принудительно задержали в СССР. Ученый был ошеломлен, разочарован, хотел даже уйти из физики. Он обращался за помощью к видным ученым П.Ланжевену, А.Эйнштейну, Э.Резерфорду. Последний обратился за разъяснениями к полпреду СССР в Англии, почему известному физику отказывают в возвращении в Кембридж. В письме Э.Резерфорду сообщили, что возвращение П.Л.Капицы в СССР связано с запланированным в пятилетнем плане ускоренным развитием советской науки и промышленности. В конце концов, ученый решил продолжать работу, потребовал перевезти лабораторию, в которой работал, в СССР, а если Э.Резерфорд откажется передать или продать оборудование, то приобрести дубликаты уникальных приборов.

23 декабря 1934 г. В. Молотов подписал постановление об организации Института физических проблем (ИФП) АН СССР, а в январе 1935 г. П.Л.Капица был назначен директором ИФП. Строительство Института проходило на Воробьевых горах. В результате сложных переговоров с Э.Резерфордом оборудование лаборатории П.Л.Капицы в Кембридже было передано в СССР в течение двух лет. В своей переписке Петр Леонидович упоминал о том, что условия работы в СССР уступают зарубежным, и это несмотря на то, что он получил в свое распоряжение целый институт, при этом проблем с финансированием не было. П.Л.Капице были созданы поистине исключительные условия для работы, и это осложнило его взаимоотношения с коллегами в академической среде. Он писал:

"Положение угнетающее. Интерес к моим работам упал, многие товарищи-ученые возмущаются без стеснения: "Если б и нам то же сделали, мы еще не то сотворим, что Капица".

Ученый неоднократно писал записки и письма представителям власти о возможностях реформы советской науки и академической системы, но реакции на эти послания не было. В начале 1937 г. было закончено строительство нового Института, смонтирована большая часть оборудования, и П.Л.Капица возвратился к активной научной деятельности. При ИФП начал работать "капичник" – семинар П.Л.Капицы, который приобрел всесоюзную известность. Коллектив ИФП работал над усовершенствованием новой установки для производства жидкого воздуха и кислорода. Деятельность П.Л.Капицы и возглавляемого им Института была всесторонне одобрена. В 1939 г. П.Л.Капицу единодушно принимают в действительные члены АН СССР. С началом Великой Отечественной войны потребность в производстве жидкого кислорода в промышленном масштабе резко возросла (в том числе для производства взрывчатки). В 1942 г. была создана турбокислородная установка (турбодетандер) производительностью до 200 кг/час, а в 1945 г. – с производительностью в 10 раз больше. Постановлением ГКО в 1943 г. по предложению П.Л.Капицы создано Главное управление по кислороду при СНК СССР, начальником Главкислорода назначен П.Л.Капица. Помимо научной работы Петр Леонидович преподавал в МГУ, заведовал кафедрой низких температур физического факультета МГУ. В 1945 г. был организован специальный институт кислородного машиностроения ВНИИКИМАШ. После войны, со второй половины 1945 г., началась активная фаза советского атомного проекта. При Совнаркоме был создан атомный спецкомитет под руководством Л.П.Берия. П.Л.Капица вместе с И.В.Курчатовым вошли в этот комитет. И.В.Курчатов руководил всеми научными работами, а П.Л.Капица курировал отдельные направления, в том числе низкотемпературные технологии, разделение изотопов урана и пр. Методы руководства Л.П.Берии вызывали резкое недовольство П.Л.Капицы. Наконец, в декабре 1945 г. последний отправляет письмо И.В.Сталину с просьбой об отставке и она была принята. В письме П.Л.Капицы И.В.Сталину от 2 января 1946 г., обнародованном лишь в 1989 г., ученый пишет:

"Мы мало представляем себе, какой большой кладезь творческого таланта всегда был в нашей инженерной мысли. (…) Большое число крупнейших инженерных начинаний зарождались у нас; … мы сами почти никогда не умели их развивать; … часто причина неиспользования новаторства в том, что мы обычно недооценивали свое и переоценивали иностранное. (…) Ясно чувствую, что сейчас нам надо усиленным образом подымать нашу собственную оригинальную технику. Мы должны делать по-своему и атомную бомбу, и реактивный двигатель, и интенсификацию кислородом, и многое другое. Успешно мы можем это делать только тогда, когда будем верить в талант нашего инженера и ученого и уважать его, и тогда мы, наконец, поймем, что творческий потенциал нашего народа не меньше, а даже больше других… Что это так, по-видимому, доказывается и тем, что за все эти столетия нас никто не сумел проглотить".

В 1945 – 1946 гг. вокруг турбодетандера и промышленного производства кислорода развернулась полемика. Государственная комиссия признала перспективность разработки П.Л.Капицы, но запуск установок в промышленную серию сочли преждевременным. После этого ученый был снят с должности директора ИФП, жил на даче, но старался продолжить научную деятельность с помощью оборудованной на даче "хаты-лаборатории", минимальный комплект оборудования для которой был получен с помощью Президента АН СССР С.И.Вавилова. П.Л.Капица писал многочисленные письма руководителям государства с просьбами о возможности вернуться к нормальной работе. В 1950 г. он был уволен с физического факультета МГУ, где читал лекции.

После смерти И.В.Сталина с П.Л.Капицей встретился Н.С.Хрущев (1955 г.), после чего тот вновь стал директором ИФП и назначен главным редактором ведущего физического журнала СССР "Журнала экспериментальной и теоретической физики". Петр Леонидович Капица продолжал активную научную и педагогическую деятельность. Он занимался изучением свойств плазмы, природы шаровой молнии и др. С 1965 г. он вновь получил возможность бывать за границей.

В 1978 г. П.Л.Капице была присуждена Нобелевская премия по физике за фундаментальное открытие явления сверхтекучести жидкого гелия. Статья в журнале "Nature" была опубликована в 1938 г. В своей нобелевской речи "Плазма и управляемая термоядерная реакция", вопреки традиции, лауреат говорил не о прошлых своих работах, за которые получил премию, а посвятил ее современным исследованиям. Благодаря участию П.Л.Капицы, от смерти в тюрьмах и лагерях были спасены выдающиеся физики В.А.Фок и И.В.Обреимов, освобожден от ареста Л.Д.Ландау. В 1972 г. возникла инициатива властей исключить из АН СССР А.Д.Сахарова, и только один П.Л.Капица был против:

"Аналогичный постыдный прецедент уже был однажды. В 1933 г. из Берлинской академии наук фашисты исключили Альберта Эйнштейна".

В 1935 г. П.Л.Капица написал В.М.Молотову:

"Я твердо верю, что настоящая наука обязана быть вне политических страстей и борьбы, как бы ее туда ни стремились завлечь. Я верю, что научная работа, которой я занимаюсь всю жизнь, является достоянием всего человечества".

Человек высоких научных и человеческих принципов, Петр Леонидович Капица внес огромный вклад в отечественную и мировую науку, в обороноспособность нашей страны.

Послушайте сегодня фрагмент речи П.Л.Капицы на антифашистском митинге ученых 5 июля 1941 г.

Арх. № ф. 1, оп. 15, ед. уч. 28-1

Время звучания: 
8 мин. 05 сек.